FANDOM


Предыдущая: Термидор

ЖЕРМИНАЛЬ И ПРЕРИАЛЬ, 1795 г.

1. Жерминаль

Согласно Олару, основные причины которые привели к восстаниями санкюлотов в жерминале и прериале есть политическая и социальная реакция (Термидор) которая, однако, не смогла уничтожить до конца активность санкюлотов.

Другой французский исследователь, Собуль, так описывает восстание в жерминале: "День 12 жерминаля III г. (1 апреля 1795 г.) выявил всю глубину дезорганизации, до которой докатилось народное движение, лишенное своих руководящих кадров, павших жертвой репрессий. Это была скорее манифестация, чем восстание, беспорядочное сборище безоружных людей, которые, захватив Конвент, ограничились тем, что высказали свои пожелания: Конституция 1793 г. и принятие мер против голода. Национальная гвардия из богатых кварталов без труда разогнала манифестантов. Выступление провалилось из-за недостатка четкого плана действий и отсутствия руководителей".

Наиболее подробное описание событий жерминаля и прериаля мы находим у Тарле. Примитивная форма народной самоорганизации - это хвосты около булочных. Там ведутся разговоры о наиболее наболевшем у народа. Некоторых женщин которые были слишком горласты в своем осуждении правительства полицейские пытаются аррестовать, но они были отбиты разьяренной очередью.

Если самоорганизация народа находится в весьма примитивном состоянии, то правительство готовится оказать "теплый" прием санкюлотам. "Комитеты тех округов, где был силен буржуазный элемент, спешно раздавали ружья добровольцам". По 100 ружей роздаются на секцию, и все "людям порядка". ТОТ ФАКТ, ЧТО БУРЖУАЗИЯ ЛУЧШЕ ПОДГОТОВЛЕНА К ВОССТАНИЮ ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО НА ДАННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД ОНА ЗАКОННЫМ ПУТЕМ ПРИЗВАНА БЫТЬ ЛИДЕРОМ ОБЩЕСТВА.

12 жерминаля Секции Ситэ, Инвалидов и Quinze-Vingts вырабатывают план по которому они должны соединиться перед дворцом Конвента. Это им удается осуществить; отбросив немногочисленную стражу, они врываются в здание Конвента. Их лозунги: "Хлеба, восстановления конституции 1793 г. и освобождения патриотов, арестованных 9 термидора". Как только санкюлоты входят в зал заседаний, навстречу им бросается депутат Конвента Мерлен (из Тенвилля); он начинает говорить от имени восставших, что мол народ пришел не оскорблять Конвента а защищать его; всячески льстит санкюлотам: "кто может помыслить, что славные руки, низвергшие трон и Бастилию, вдруг захотели бы подняться, чтобы уничтожить Конвент и свободу?" Эта демагогия в первую минуту сбивает восставших с толку. Ясно ощущается то, что они неуверены насчет своих целей, насчет своих лидеров. Монтаньяры кричат со скамей: "Мерлен, на место!", на что тот отвечает: "Мое место среди народа! Я не хочу, чтобы вы его вводили в заблуждение!" Начинается неразбериха, среди которой слышны крики "Смерть роялистам!" "Свободу патриотам!".

Правые бегут из Конвента. Если бы санкюлоты были исторически готовы взять власть, они бы позаботились о предварительном окружении Конвента, дабы не позволить всяким Бурдонам и Фреронам бежать и готовить вооруженные отряды. Кстати, подобную ошибку совершили германские рабочие в 1919 г., когда позволили Носке бежать в провинцию из Берлина, где он в спешке, но все же в течении недели с небольшим, готовил офицерские ударные отряды против Революции. Русские революционеры, в 1917 г., также сделали одолжение Керенскому, позволив ему бежать в армию, которую он затем пытался привести в красный Петроград.

В Конвенте, одному из санкюлотов все же удается подняться на трибуну и председатель вынужден предоставить ему слово: "Граждане представители! Вы видите перед собой людей 14 июля, 10 августа, а также 31 мая. Пора, чтобы народ перестал быть жертвою богачей и крупных торговцев; пора, чтобы в этой зале царил мир, - благо народа ставит вам это в обязанность. Перед вами здесь не фрероновская молодежь, но масса чистых патриотов, которые не затем низвергли Бастилию, чтобы позволить возводить новые, предназначенные для ввержения в оковы энергичных республиканцев. Что сталось с нашими урожаями? Где хлеб, собранный на нашей территории? [Аплодисменты. Одобрение толпы.] Ассигнации потеряли свою ценность, и потеряли ее из-за ваших декретов... А ты, священная Гора - разразись, прогреми громом, рассей тучи, раздави своих врагов: люди 10 августа и 31 мая тут, чтобы оказать тебе поддержку".

В этом обращении санкюлота явствует то, что восставшие видят своих лидеров в монтаньярах. Однако монтаньярские лидеры участвуют в одурачивании народа (что на сегодняшний день делается при помощи "коммунистических" и "социалистических" вождей). Ленин непременно бы обрушил главную мощь своей критики не на буржуазию, а на этих "комнатных собачек социал-демократии".

Приер из Марны, монтаньяр, предлагает восставшим разойтись, уверяя их что сегодня же Конвент постановит нужные меры по продовольственному вопросу и по вопросу о заключенных патриотах. Председатель Конвента Дюмон, термидорианец, возражает Приеру, и говорит что так как большинство депутатов Конвента отсутствуют, необходимо подождать их возвращения. А посему он также предлагает гражданам освободить зал заседаний. Монтаньяр Шудье также предлагает восставшим разойтись, но под другим предлогом: "так как его присутствием захотят воспользоваться как предлогом для перевода Конвента из Парижа, где якобы он несвободен". Таким образом, монтаньяры дурачат восставших, разыгрывая комедию парламентского кретинизма.

Поверив монтаньярам, народ начинает понемногу расходиться. Дальше, Тарле пишет: "Монтаньяры не успели овладеть движением, как уже гренадеры, за которыми двигались батальоны Национальной гвардии и мюскадены, оттеснили окружавшую Конвент толпу народа и вошли в здание Конвента. Со штыками наперевес они устремились в зал заседаний".

Мерлен, тот самый который выбежал навстречу восставшим как их трибун, вечером 12 жерминаля требует наказания 40 монтаньяров. Вообще, как только "социалисты" или "анархисты" больше не нужны угнетателям для одурачивания народа, их тут же удаляют из правительства. Отсюда следует вывод: когда в правительство входят "социалисты" или "коммунисты", то это есть верный признак того, что вооруженные силы угнетателей слабы. Следовательно, это период удобный для восстания.

2. Между Жерминалем и Прериалем

Экономические и политические требования восставших не выполняются. Суточный рацион хлеба падает до 1/4 фунта на человека. Распределение хлеба организовано из рук вон плохо. При таком дефиците еще больше дает себя почувствовать кумовство и протекционизм. Голодали не только санкюлоты, а также тех, кого мы сегодня называем интеллигентами: "Иногда можно было встретить даже "хорошо одетых" людей (un homme bien vetu), пытавшихся добыть картофельную шелуху из мусорных куч и тут же ее съедавших".

Конституция 1793 г. подвергается постоянной атаке в зале Конвента и на страницах печати. Людовик и Робеспьер оба объявлены тиранами. Тарле пишет: "оказывается, что 10 августа 1792 г. (свержение Людовика XVI) и 9 термидора 1794 г. (свержение Робеспьера) - явления совершенно одного порядка, две достославные даты свержения тиранов, а 12 жерминаля - день когда был разоблачен и побежден заговор, составленный клевретами обеих этих павших тираний". Аналогично, советские термидорианцы приравнивают троцкистов к фашистам.

21 жерминаля (10 апреля 1795 г.) Конвент издает декрет о разоружении "людей, известных в своих секциях как участники ужасов, творимых при тирании". Конвенту удается разоружить 1600 человек. Подобные действия в Германии, во время восстания спартакистов, Ленин называет "ликвидацией Революции". Следовательно, "ликвидировать революцию" - это вырвать оружие из рук народа; создать революцию - это дать оружие народу, его угнетенным классам.

Поражение в жерминале усиливает белый террор. В Марселе роялисты и отчасти термидорианцы устраивают избиения якобинцев, находящихся в тюрьмах. Власти закрывают на это глаза. Поражение санкюлотов окрыляет вандейцев, шуанов, и воинствующих роялистов вообще.

Власти врут в газетах. "Страсти навсегда утихли", народ "с величавым терпением и героической покорностью судьбе" терпит голод (!); между классами установился "обмен благодеяниями и признательностью". В общем идилия на мотив "общественного мира и согласия" современной бюрократии.

3. Прериаль

Готовится новое восстание. По описанию Левассера, армия санкюлотов состоит прежде всего из "нескольких отважных молодых людей". Эти молодые люди действуют в подполье, и образуют там повстанческий комитет, о существовании которого правительство не знает до самого дня восстания. Так, например, мы можем читать следующую записку:

"Comite de surete generale a la commission de police administrative. Du 1 prairial l'an 3. Citoyens administrateurs, nous apprenons que votre surveillance ne soit point assez active, on nous assure qu'il existe un comite d'insurrection, independamment du rassemblement seditieux qui y est reuni..." Полицейскому комитету. 1 прериаля 3 года. Граждане администраторы, мы узнали что ваша наблюдательность не была достаточно активной; нас уверяют, что существует повстанческий комитет, независимый от сборов смутьянов

Дело повстанцев можно сравнить с подводной лодкой, которая должна незаметно подобраться к мощному военному кораблю, и его торпедировать. В случае обнаружения подводной лодки, она скорее всего будет выслежена и уничтожена современными средствами. Поэтому, можно сделать вывод, что легально существующие "революционные партии" свою главную задачу выполнить не могут; они попросту водят за нос доверчивых молодых людей.

У Олара мы читаем: "Народное восстание было объявлено манифестом который был расклеен ночью 30 флориаля. Плакат требовал: во-первых, хлеба. Во-вторых, немедленного исполнения Конституции 1793 г. В-третьих, роспуск правительства. В-четвертых, свободу патриотам которые находятся в заключении". Манифест 30 флориаля есть одна из первых революционных программ. Она состоит из: 1) сиюминутных требований угнетенных классов; 2) их политических требований.

1 прериаля собираются вооруженные толпы для похода на Конвент. Хотя рабочие начинают бить в набат в 5 часов утра, власти начинают понимать размер опасности лишь к 11 часам утра. К этому времени, будь восстание хорошо организовано, все уже должно было быть закончено. Вообще можно выдвинуть предложение о необходимости четкого графика во время восстания. Этот график операций должен указывать: 1) какие отряды предназначены для какой цели; 2) время отведенное для каждой операции, последовательность действий. Никоим образом инструкции не должны ограничиваться словами "действовать согласно обстоятельствам". Мольтке, который хотел открыть простор для изобретательности нижних чинов, ставил перед ними конкретные боевые задачи, пути достижение которых он оставлял открытыми.

Первыми в Конвент врываются женщины, выкрикивая лозунг: "Хлеба и Конституции 1793 г.!" Следуя за этим авангардом, в Конвент вливаются массы санкюлотов. Им под руку попадается депутат Феро, имя которого они путают с предводителем золотой молодежи Фрероном; Феро немедленно убивают прямо в зале, а голову его носят на пике поочередно, показывая ее всем депутатам, и в первую очередь председателю Конвента правому термидорианцу Буасси д'Англа. 

Под давлением народа, Конвент проводит несколько декретов по выполнению его требований, однако есть секретное указание игнорировать эти декреты "так как Конвент несвободен". Как и в восстании жерминаля, драгоценные первые часы восстания упущены даром, вооруженные силы правительства игнорируются, поэтому Комитет общественной безопасности, который находится вне здания Конвента, вводит отряды буржуазных секций, а также верные части армии, в Конвент, и народ отступает без боя.Тех депутатов монтаньяров, которые присоединилсь к восставшим, немедленно арестовывают.

2 прериаля народ опять врывается в Конвент. Поток восстания увлекает и жандармов, которые переходят на сторону восставших. Более того, как пишет Собуль, "канониры из умеренных секций тоже перешли на сторону восставших". Это не случайность: во время Русской революции, первыми за большевиками идут моряки Балтийского флота с наиболее крупных кораблей - крейсеров и броненосцев. Во время Испанской гражданской войны в 1936 г. на сторону социалистов и анархистов первыми переходят летчики. Из этого можно сделать вывод, что наиболее технически продвинутая часть армии первая готова выступить на стороне Революции.

Генерал Алексис Дюбуа, назначенный командиром кавалерии Конвента, арестовывается повстанцами, которые посылают его ... в Комитет общественной безопасности! Повстанцы получают кучу обещаний от Конвента и расходятся.

Следующий день, 3 прериаля, Комитет общественной безопасности использует для того, чтобы организовать свои вооруженные силы. В это время рабочие укрепляют предместье Сент-Антуан. Это еще одна ошибка с их стороны, так как для восставших перейти к обороне равнозначно смерти.

4 прериаля генерал Кильман во главе отряда из 1200 человек, состоящего по большей части из золотой молодежи входит в предместье Сент-Антуан. Однако, он терпит поражение и вынужден отойти назад в город. Однако у Конвента есть еще одна армия, под командованием Мену. Эта армия окружает предместье Сент-Антуан со всех сторон, и угрожает ему бомбардировкой из пушек, пока не сотрет с лица земли. Это вынуждает рабочих сдать оружие и разобрать баррикады. Войска входят в предместье и производят аресты вождей.

Главное в прериале - это разоружение санкюлотов. Как результат этого имеется налицо сильнейший упадок боевого духа и депрессия: "Одна женщина, не имея возможности дать хлеба своим детям, бросилась в колодезь."

Дальше: Заговор во имя Равенства

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.