FANDOM


Предыдущая: штурм Бастилии 14 июля 1789 г.

1. Последствия 14 июля

Главным последствием восстания 14 июля является то, что власть над армией переходит в руки Постоянного комитета и Национального Собрания. Декрет Собрания от 10 августа 1789 г. гласит: "Чтобы солдаты приносили присягу перед целым полком, стоящим под оружием, в том, что они никогда не покинут своих знамен и будут верны нации, королю и закону." Солдаты должны быть верны в первую очередь "нации", и можно не сомневаться, кого подразумевает Национальное Собрание.

14 июля народ захватил большое количества оружия в Доме Инвалидов. Поэтому, буржуазия занимается разоружением народа: "В Париже Избираетельному комитету во главе с новым мэром и командующим приходится убеждать воинственных рабочих возвратиться к своим ремеслам ... Люди, не записавшиеся в гвардию, сдают оружие - не так охотно, как хотелось бы, и получают по "девять франков" [это половина дневной зарплаты членов Национального Собрания]. 

Как следствие смены власти, мы имеем первый поток "белой" эмиграции. Все эти принцы крови и министры, во главе с графом д'Артуа, бегут за границу где они плетут сети заговора против новой власти.

Восстание 14 июля отразилось в деревне как новая волна крестьянских восстаний. Статистика земельной собственности в феодальной Франции такова: 10% земель принадлежат духовенству, 20% принадлежат дворянству, одна треть земель принадлежит буржуазии, и лишь одна треть (да и то не лучших земель) принадлежит крестьянству. Поэтому, крестьянские бунты затронули как феодалов, так и буржуазию, на что буржуазию отвечает кровавыми репрессиями. 

4 августа дворяне и верхи духовенства делают попытку маневрировать: они отказываются от некоторых незначительных прав и предлагают крестьянам выкупать все остальные феодальные повинности. Поэтому, крестьянские восстания продолжаются вплоть до лета 1793 г., когда революционный Конвент отменит все феодальные повинности и вернет крестьянам общинную землю.

Однако продовольственный вопрос остается нерешенным. На рынках нет муки. Торговки с Центрального рынка организуются в корпорацию и требуют снижения цен на хлеб и жалуются на слишком длинные очереди у булочных. "Мэр Сен-Дени был повешен на тамошнем фонаре, до того черен был его хлеб." 

Взятие Бастилии дало толчок рабочему движению. 18 августа портные-подмастерья собираются на газоне возле Лувра. Они посылают депутацию из 20 человек в ратушу и требуют: "1. Чтобы им платили по 40 су в день, независимо от сезона. 2. Чтобы торговцам-старьевщикам запретили изготовлять новую одежду" (Les Revolutions de Paris)

В тот же день, 18 августа, собираются парихмахеры-подмастерья на Елисейских полях. "Целью их собрания было заставить отменить стестнительное для них злоупотрбеление. Когда парихмахер-подмастерье хочет получить место, он обязан обзавестисть в цеховом бюро карточкой или билетом за который надо заплатить 20 су; кроме того, он вынужден отдать от 3 до 6 ливров вознаграждения писарю того же бюро, которое по своему произволу либо дает место, либо отказывает" ("Les Revolutions de Paris").

На Елисейских поля собираются также сапожники-подмастерья. Они, подобно портным, требуют чтобы они получали определенную, четко установленную оплату за свою работу (пару башмаков), и пробуют организовать кассу для тех их собратьев, которые оказались без работы.

23 августа (1789 года) Генеральный контролер финансов дает приказ о роспуске благотворительных мастерских на Монмартре и в Шайо. Лафайет, как командующий войсками, сообщает этим рабочим, "что столица и впредь будет выдавать им поденную плату в 20 су на их пропитание и что вскоре она будет вынуждена отправить большинство их них в разные провинции". Для того, чтобы подтвердить свое намерение, на них была наведена пушка.

Как следствие, происходят столкновения между буржуазной Национальной гвардией и рабочими. Один из эстампов того времени описывает это так: "патрулизм изгоняет патриотизм", т.е. крупная буржуазия действует прикладами против рабочих.

'2'. Пале-Руаяль против Версаля

Классовая борьба приобретает форму вопроса о "безоговорочной санкции", т.е. о праве короля наложить абсолютное вето на все решения Национального собрания. Феодалы желали право абсолютного вето. Крупная буржуазия была согласна дать королю право вето, но только на некоторое время. Демократическая оппозиция противилась праву вето вообще.

Лустало, редактор "Les Revolutions de Paris", 30 августа, пишет: "в кафе Фуа были внесены различные предложения ... говорили, необходимо действовать немедленно"

Ораторы в Пале-Руаяле не ограничиваются одними мужчинами. Согласно Карлейлю, "В Кафе-де Фуайе субботним вечером происходит нечто новое, что повторится еще не раз: женщина публично держит речь. Ее бедному мужу, говорит она, местные власти заткнули рот, их председатель и чиновники не дают ему выступать. Поэтому она будет говорить здесь".

23 сентября Фландрский полк прибывает в Версаль с двумя пушками. К нему на помощь подтягивается полк Монморанси. Происходит расширение кадров лейб-гвардии короля. 1 и 3 октября двор дает обед для лейб-гвардейцам где придворные дамы, принцы и герцоги призывают их снять с себя трехцветные буржуазные кокарды, и вместо них одеть черные королевские. 

В Версаль стекаются офицеры и дворяне преданные королю. Ходят слухи, что короля собираются увезти в Мец 5 октября, где находится маркиз Буйе с войском состоящим частично из иностранных солдат. Там король должен стать во главе этого войска, объявить Национальное Собрание сборищем мятежников, и силой проложить себе дорогу в Париж.

5 октября отряд из беднейших женщин устремляется в Версаль, будучи вооруженными пушками, которые они силой взяли в ратуше. Вслед за ними устремляется Лафайет со своей гвардией и отрядом из народа, вооруженного ружьями.

В Версале, женщины требуют ограничения цен на съестные припасы и наказания тех гвардейцев, которые нанесли оскорбление патриотической кокарде. Национальные гвардейцы, базирующиеся в Версале, открыто переходят на сторону народа, и стреляют в лейб-гвардейцев. Поэтому, по просьбе короля, основные силы лейб-гвардейцев уходят из Версаля в Рамбуйе. Остаются только дежурные часовые.

В этот день, 5 октября, королевские экипажи дважды пытаются выехать из Версаля. Однако версальские патрули, состоящие из солдат Национальной гвардии под командованием майора Лакуэнтра, оба раза возвращают королевские экипажи. Фактически уже с этого момента король взят под стражу.

В 11 часов вечера в Версаль прибывает Лафайет с главной массой Национальной гвардии. Лафайет, в сопровождении двух членов муниципалитета, предъявляет королю требования состоящие из четырех пунктов: "Первое, чтобы честь охранять его священную персону была возложена на Национальную гвардию ... Второе, чтобы было получено продовольствие, если возможно. Третье, чтобы в тюрьмы, переполненные политическими преступниками, были назначены судьи. Четвертое, чтобы Его Величество соизволил переехать и жить в Париж."

На следующий день, 6 октября, один из лейб-гвардейцев высовывается из окна и оскорбляет народ. Завязывается перебранка, а затем перестрелка. Народ врывается в казармы лейб-гвардии, которая к отпору не готова и драпает в покои короля. Там, у входа в королевские апартаменты, они останавливаются, ибо между ними и народом вырастает Национальная гвардия Лафайета. Король выходит на балкон своего дворца, сопровождаемый Лафайетом. Толпа ему кричит "Короля - в Париж!", на что он вынужден согласиться.

Дальше: свержение короля 10 августа 1792 г.

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.