FANDOM


Gena

At Columbia University, where study of Hegel has began, against the system.

Что такое "теория социализма"? Она начинается с диалектики. У кого можно учиться "диалектике"? Во-первых, у лучших мастеров её, и во-вторых, у самого процесса познания (ибо диалектику можно определить как метод познания). Одним из признанных мастеров диалектики является Гегель. Данная работа является синтезом моего исследования диалектики у Гегеля, в 1990-х.

ТЕЗИСЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ ДИАЛЕКТИКИ У ГЕГЕЛЯ

План:

    1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРЕДМЕТА ДИАЛЕКТИКИ
    2. ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?
    3. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ЗНАНИЯ О ВНЕШНЕМ МИРЕ
    4. ТРУД, ТРУДНОСТИ И РАЗВИТИЕ САМОСОЗНАНИЯ
    5. ВОСПРИЯТИЕ ВНЕШНЕГО И ВНУТРЕННОГО КАК ЕДИНОГО ЦЕЛОГО
    6. РЕАЛИЗАЦИЯ РАЗУМА В ЕДИНИЧНОМ
    7. ДУХОВНЫЕ ФОРМЫ
    8. ПОЯВЛЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ФОРМЫ
    9. СИСТЕМА НАУК
    10. ПОНЯТИЕ О СВОБОДЕ
    11. ПОНЯТИЕ О СЛЕДУЮЩЕЙ ФОРМЕ ЗНАНИЯ
    12. КАК НУЖНО ПОЗНАВАТЬ

1. Определение предмета диалектики 

1. Писать о диалектике является чрезвычайно сложным заданием, т.к. не знаешь с чего начинать. Сложность этой задачи подметил Гизо, когда он писал об истории цивилизации в Европе. Всовременной Европе, пишет он, в противоположность средневековой, "tous les elements, tous les incidents de la vie sociale se modifient, agissent et reagissent les uns sur les autres ... Dans les temps que nous avons parcourus, un grand nombre de faits se passaient isoles, etrangers, sans influence reciproque. Aujourd'hui il n'y a pas d'isolement; toutes choses se touchent, se croisent, s'alterent en se touchant". Следовательно, можно предварительно сделать вывод, что односторонний, изолированный подход есть дело средневековья, в то время как подход который интересуется взаимным влиянием вещей друг на друга характерен для современности.

Добавление к №1: с точки зрения сказанного, интересно прочесть статью Имянитова Н.С. "Взаимная обусловленность развития и деградации. Принцип сопряженного изменения свойств", 2003 г., на http://filosofia.ru/70522/

2. Тем не менее, можно начать с самого общего, самого абстрактного определения того предмета о котором мы собираемся поговорить. Термин диалектика имеет несколько смыслов которые друг друга дополняют. Во-первых, диалектика есть учение о самых общих законах истины. Во-вторых, диалектика есть метод познания истины, т.е. это есть учение о том, как появляется знание. Общие законы бытия и метод по которому познаются эти законы тесно взаимосвязаны.

Добавление к №2. Возможно, что необходимо дать одно определение диалектики. Это одно определение должно схватывать воедино общие законы по которым развивается бытие и метод их познания. Но сделать это можно, на данный момент, лишь в самых общих чертах; например Ленин говорит что диалектика есть учение о развитии - следовательно развитие как бытия, так и нашего знания о нем. Вместе с тем, необходимо сохранять в памяти следующую мысль Гегеля: "нет вообще абсолютно ничего, в чем мы не могли бы и не были бы вынуждены обнаружить противоречие, т.е. противоположные определения". (Например: кто слушал внимательно "Аппасонату" Бетховена, 3-ю часть, понял что в конце Бетховен издевается над собственной серьезностью, собственной необъятной страстью. Следовательно, "Аппасионата" есть как серьезное, так и комическое произведение.) ' Следовательно, если мы вынуждены давать различные определения диалектики, то это может быть является не дефектом нашего знания, а лишь противоречивой природой самого предмета.

3. Диалектика обнаруживается в ходе занятий различными отраслями знаний; это дает возможность сравнивать и находить те общие черты которые имеются у различных предметов. Диалектику поэтому лучше всего продолжать изучать как историю развития материальной и умственной культуры человечества.

Добавление к №3. К познанию диалектики необходимо идти двумя различными путями. Во-первых, необходимо оценить те достижения, мысли, которые имеются в данной области у предыдущих авторов. Во-вторых, необходимо самому вылущивать те общие законы и методологию которые имеются в скрытом состоянии у каждого отдельного предмета. Леонардо да Винчи объясняет это так: необходимо учиться либо у лучших мастеров своего дела, либо у самой природы (см. наши "[file:///C:/Users/vortex/Desktop/unified_site/2002/Leonardo_da_Vinci_Russian.htm Наблюдения за тем, как преследовал познание Леонардо да Винчи]"). Законы диалектики присутствуют непосредственно во всех вещах, если под фразой "законы диалектики" мы понимаем самые общие законы (или формы) развития бытия.

2. Что есть истина?

1. Истина имеет характер развивающегося понятия, т.е. нечто целостного и взаимосвязанного, а вовсе не является как агрегат отдельных, лишь поверхностным образом связанных между собой вещей (как chalk and cheese). Истину необходимо развивать именно как цельное учение состоящее из взаимосвязанных друг с другом определений, примеров и доказательств.

Первое добавление к №1: Каждый предмет являет собой целую систему знаний и требует от нас как диалектической глубины, так и диалектической широты, дабы мы видели данный предмет как он действительно есть, т.е. тесно взаимосвязанный с другими сферами познания, историческими эпохами, и т.д. Ленин формулирует этот подход так: "вся совокупность многоразличных отношений этой вещи к другим". Из сказанного следует, что познание приобретает энциклопедический характер, и следовательно требует творческих усилий множества людей.

Второе добавление к №1: Необходимо действительно углубиться в жизнь понятия, следовать за ним куда оно поведет. Ни в коем случае нельзя повторять одну и ту же давно заученную фразу, лишь поверхностно применяя ее к новому материалу. Такой подход Гегель клеймит как "одноцветный формализм". Один пример этого в революционном движении - это лозунг о необходимости строить Советы и создавать "рабочую революционную партию" в ситуации которая уже давно опередила как создание Советов, так и создание рабочей партии как передовых форм общественной деятельности.

2. Истину следует понимать как процесс развития, а вовсе не как определенный и недвижимый результат. Результат сам по себе является непонятным и бесполезным без вовлечения нас собственно в процесс его "взросления" и доказательства. Процесс доказательства мы видим например в геометрических теоремах; процесс взросления мы наблюдаем как в жизни одного отдельно взятого человека, так и в жизни человеческого общества.

Добавление к №2: Гипотеза что истина есть процесс, а вовсе не недвижимый результат, прямо бьет по догматизму, схоластике и начетничеству. Например, зубрежка предмета как нечто твердого и определенного, без понятия его истории, его процесса становления и взросления, является прямой противоположностью истине. Любое предположение, пусть на первый взгляд даже самое истинное, содержит в себе нечто ложное, и это потому, что будучи высказано раз во времени оно невольно отстает в развитии от действительного хода вещей. Например, Маркс и Энгельс в предисловии к "Коммунистическому Манифесту" помеченному 24 июня 1872 г. говорят, что программа этого документа "теперь местами устарела ... В особенности, Коммуна доказала, что "рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих собственных целей". Предположения высказанные в 1847 г. становятся через чур абстрактными, неопределенными в 1872 г., после опыта Парижской Коммуны.

3. Истину следует понимать как процесс уничтожения различия. Различие о котором идет речь имеет множество форм, как то различие между идеей и предметом, различие между общественными классами, различие между мужчиной и женщиной, и т.д.

4. Не существует твердой противоположности ложного и истинного. Ложное и истинное не только противоречат друг другу, но одно также является необходимым условием для существования другого. Истина носит революционный характер, т.е. внезапно появляется из того, что мы называем "ложным". Пример этого - появление фрукта из цветка.

5. Важнейшей методологической установкой у Гегеля является необходимость "понять и выразить истинное не как субстанцию только, но равным образом и как субъект". Другими словами, необходимо понимать сущее как то что становится, и вместе с тем как то, что постепенно осознает свое собственное существование и назначение в жизни. Предмет не есть просто неодушевленный предмет, но также обладает самосознанием. Например, если предмет есть математика, то это не просто законы математики как таковые, а становление нашего знания об этих законах. Математика как субъект воплощается в истории личностей, их сознания, которые ею занимались.  

6. В силу сказанного выше, Гегель пробует представить и выразить в терминах как одно целое то, что в повседневной жизни видится как разделенное и противостоящее друг другу. Например, такой термин как "понятие" вовсе не означает простую идею, а является синтезом противоположных категорий бытия и сущности (см. "Логику"). Но, конечно же, наши "умные" материалисты, которые догматично следуют за молодым Марксом, заявляют, что Гегель - "идеалист", и на этом дело с концом. Изучать его не стоит. В то же время Гегель в большинстве случаев является насквозь диалектиком, и, следовательно, дает единство материального и идеального, физического и умственного.

Первое добавление к №6: Одна из участниц нашего семинара по диалектике в мае 1997 г. (по профессии - каменщик, а затем мать семерых детей) сумела правильно понять гегелевскую методологию и применила термин "жизнь" для обозначения с одной стороны материального бытия человека, а с другой стороны его интеллектуального развития. Наши же "умные" марксисты, из среды киевского студенчества, подсмеиваются над этой женщиной, над ее угловатыми терминами, и таким образом выдают сами себе "testimonia paupuratis" (свидетельство о бедности).

Второе добавление к №6: Насколько правильно говорить о "диалектическом материализме"? Если бытие определяет сознание, то и сознание определяет бытие. Более того, чем более развит тот предмет о котором идет речь, тем большую роль в его жизни играет сознание. Таким образом, основное положение материализма ("бытие определяет сознание") представляется односторонним, и в современности все более неверным. Следовательно, революционное мировозрение в современности лучше называть "диалектикой", чем "диалектическим материализмом". "Идеализм"(например Беркли) и "материализм" (например французских просветителей) являются лишь односторонними вехами в становлении диалектики.

7. В "Энциклопедии" об истине говорится в двух смыслах: "Если истина в субъективном смысле означает соответствие представления с его предметом, то истиной в объективном смысле является согласие объекта, вещи с самой собой, соответствие реальности вещи понятию." Значит, истина есть: (1) соответствие субъективного представления данному предмету, (2) соответствие действительного предмета, "объекта", тому, чем он должен быть. Истина в таком смысле является как-бы утопией.

8. У истины есть два родителя, как и у любого ребенка. Ее матерью можно назвать природу, мир вещей, Вселенную. Ее отцом можно назвать разум, наше человеческое сознание. В "Энциклопедии" есть красивая, сексуальная мысль: "природа - это невеста с которой сочетается дух".

Первое добавление к №8: Вопрос о том, что такое истина может также быть рассмотрен как вопрос о том, что такое знание. Как после весеннего дождя просвечивают, сквозь мокрые одежды, телесные формы девушки, также и в процессе познания мы должны усмотреть то, что кроется за внешними покрывалами бытия. Знание есть вся действительность в виде понятия. Понятие может носить, например, характер музыкального произведения; здесь мы имеем серию нот которые оживляются, становятся действительной музыкой только тогда, когда мы их проигрываем.Любое музыкальное произведение есть синтез композитора и исполнителя.

Второе добавление к №8: Все та-же участница нашего семинара по диалектике определила истину как "личное понимание того, что есть действительность, понимание которое с течением времени изменяется". Здесь содержатся важные черты диалектики. Во-первых, истина необходимо является синтезом субъективного и объективного, нашего сознания и внешнего мира. Во-вторых, истина меняется с течением времени, (а) потому происходит постоянное развитие сознания, и следовательно один из важнейших компонентов истины изменяется, совершенствуется; (б) вместе с сознанием прогрессирует и внешний мир.

9. Тезис Гегеля гласящий, что "только Абсолют есть истина" означает, во-первых, что Вселенная имеет единую природу, и во-вторых то, что наука об этом предмете одна. Ведь начиная познавать нечто ограниченное, мы на самом деле, через собственное развитие, начинаем познавать все остальное. Таким образом, как бы начиная тянуть за один весьма ограниченный шнурок, мы наталкиваемся на необходимость распутать весь клубок до конца. Другими словами, если мы стремимся к истинному знанию, пусть даже казалось бы в отдаленной и серой сфере бытия, логический ход вещей заставляет нас познавать единое целое. Маркс и Энгельс поддерживают этот гегелевский тезис: "Мы знаем только одну единственную науку, науку истории. Рассматривая историю с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны".

Добавление к №9: Великие личности, которые действительно двинули вперед человеческое познание, придерживались тезиса о единстве мира и следовательно метода его познания. Сюда относятся Платон, Бэкон, Декарт, и Эйнштейн. В современном познании, тенденции к единству познания намечаются в таких отраслях как теория струн (в физике), фракталы (в математике), искусственный интеллект (информационные технологии).

3. Этапы развития знания о внешнем мире

1. Согласно Гегелю, существуют три основных этапа в познании предмета: (1) установление простого факта наличия данного предмета; описание внешнего вида предмета. Такое сознание называется "мнением" о предмете. (2) Фиксация признаков - различие между существенными и несущественными свойствами вещи, что подводит к классификации; такое сознание Гегель называет "восприятием" вещи. (3) Понимание законов - сознание проникает за поверхностную оболочку вещей и познает их внутреннюю диалектику; в ходе такого проникновения выявляется"сила", как то например сила атома; формулируется закон данной силы; сознание которое занимается этим Гегель называет "рассудком". Итак, 3 этапа по которым сознание познает любую вещь есть: 1) мнение, 2) восприятие, 3) рассудок (понимание).

2. По поводу первого этапа в познании вещи Гегель говорит в "Энциклопедии": "Все содержится в ощущении, и, если угодно, все, выступающее в сознании духа и в разуме, имеет в ощущении свой источник и свое первоначало." Е. Ситковский в Послесловии к "Философии духа" комментирует это так: "нет ничего в интеллекте, что первоначально не было бы в ощущении ... ощущение есть всего лишь первоначальная, примитивная форма мышления - "самая плохая форма духовного", дающая только единичное, случайное, одностороннее, субъективное знание ... знание этого рода есть и у скота, что само по себе не может служить критерием добра, нравственности и религиозности и т.д." Положение Гегеля что "все содержится в ощущении" означает, что Гегель перенял у английских эмпирицистов - Беркли, Локка и Юма - то, что они могли дать полезного, т.е. что начало всего находится в мире, который воздействует на органы нашего ощущения, и в связи с таким синтезом появляется знание.

Добавление к №2: Не каждое наблюдение и опыт являются источником знания. Случайные, единичные наблюдения таковыми не являются. Наблюдаемое должно иметь характер всеобщего: "То, что несет на себе печать хаотического или незрелого, слабого и из элементарной неопределенности едва развившегося образования, не может претендовать на то, чтобы его хотя бы только описали". Всеобщее мы познаем посредством нашего разума, хотя конечно наблюдаем мы только конкретные примеры чего-либо.

3. Мы познаем нечто главным образом при помощи существенных признаков данного предмета. "Благодаря этому различению существенного и несущественного из чувственного рассеяния возникает понятие, и познание заявляет этим, что для него, по крайней мере, столь же существенно иметь дело с самим собою, как и с вещами. В этой двойной существенности оно начинает колебаться, присуще ли и вещам то, что существенно и необходимо для познания. С одной стороны, признаки призваны к тому, чтобы служить только познанию - благодаря им оно различает вещи друг от друга; но с другой стороны, познанию подлежит не то, что несущественно в вещах, но то, благодаря чему они сами вырываются из всеобщей взаимосвязанности бытия вообще, отделяются от "иного" и суть для себя. Признаки должны быть не только в существенном соотношении с познаванием, но должны быть также существенными определенностями вещей, и искусственная система [классификация] должна согласовываться с системой самой природы и должна выражать только ее". Таким образом, благодаря признакам мы устанавливаем определенный порядок среди данного царства вещей, как то например устанавливаем классификацию в мире животных. Этот порядок представляет собой лестницу, этапы в развитии самого предмета, и не есть нечто субъективное, придуманное нами для "пользы дела".

4. На основании существенных признаков данного предмета появляется понятие о данном предмете. Например, на основании такого существенного признака как, была ли сломлена государственная машина, мы можем говорить о том, произошла ли революция в данном обществе или нет. (Следовательно, марксисты не могут события 1991-93 гг. в России называть "революцией" или "контр-революцией", т.к. государственная машина не была сломлена). Развитие понятия приводит к установлению закона данного предмета. К примеру, развитие понятия о стоимости приводит нас к установлению закона о тенденции нормы прибыли к понижению. Зачастую, закон проявляется вначале в своей нечистой форме, окутанной единичным бытием (как например закон Троцкого о комбинированном развитии общества, высказанный им на основании наблюдения только опыта СССР). Поэтому, необходимо неоднократное повторение опыта чтобы более точно определить общий характер закона.

5. Понятие "закон" имеет два смысла. Один смысл Гегель формулирует следующим образом: закон "состоит в неразрывном единстве, в необходимой внутренней связи различных определений". Второй смысл слова закон есть то, что формулируется в говорильнях под названием парламенты, Советы, и т.д. Необходимо чтобы способ формирования общественных законов не отличался от способа формирования законов физических, т.е. чтобы общественные законы действительно отражали те отношения, которые существуют в человеческом обществе, а вовсе не были какой-либо "отсебятиной".

4. Труд, трудности, и развитие самосознания

1. Параллельно, и вместе с тем вслед за развитием сознания о внешнем мире, происходит развитие самосознания. Самосознание есть рефлексия в себя из бытия чувственного мира. Необходимость объяснять нечто (на стадии рассудка) играет существенную роль в формировании самосознания, ибо наиболее трудные объяснения мы должны давать самим себе: "сознание как самосознание отныне имеет двойной предмет: один - непосредственный, предмет чувственной достоверности и восприятия, который, однако, для самосознания отличается характером негативного, и второй - именно самого себя, который есть истинная сущность, и прежде всего имеется налицо только лишь в противоположность первому. Самосознание выступает здесь как движение, в котором эта противоположность снимается".

2. Самосознание появляется на этапе рабовладельческого общества, в ходе отношения раб - господин. Совершенно ясно, что рабы трудятся, обрабатывают природу для получения продукта, который потребляется рабовладельцем. Однако сознание раба, благодаря труду над посторонним предметом, приходит к самому себе. ТРУД ОБРАЗУЕТ (впрочем как и любые трудностикоторые мы встречаем на своем пути). Это значит, что труд образует, во-первых, продукт над которым трудится человек, и, во-вторых, сознание труженика. Именно в этой целительной, образовательной функции труда заключается возможность освобождения человечества из того подневольного состояния, в котором оно находится до сих пор. Продукт, который образуется в ходе труда, принимает все более сложный характер, требует для своего образования все более свободного человечества. Вместе с продуктом изменяется и сознание того субъекта, который его создает; это сознание становится все более сложным и свободным. Сознание класса тружеников проникается сознанием собственного достоинства и ничтожества их угнетателей. Таким образом, вместе с продуктом, с материальным базисом создается субъективная предпосылка для переворота в общественных отношениях, ибо слуга становится умнее своего господина (как показывает нам например Дидро).

Добавление к №2: Фихте, современник Гегеля, пишет: "Нужда в человеческом труде должна постепенно уменьшиться до тех пределов, в каких он необходим человеческому телу для его развития, роста и ремонта, и этот труд должен перестать быть тяжестью; ибо разумное существо не предназначено быть носильщиком тяжестей". Физический труд также необходим человеку как и умственный для его всестороннего развития. Физический труд может привносить в человеческое тело радость чувственного бытия, радость сознания собственной силы, радость общения с природой и совместной работы с другими людьми. Физическая культура, спорт, туризм есть то, во что превращается уже сегодня физический труд.

5. Восприятие внешнего и внутреннего как единого целого

1. После этапа самосознания следует синтез сознания и самосознания, который в "Феноменологии" называется разумом. "Разум есть достоверность сознания, что оно есть вся реальность..." Такая уверенность приходит потому, что сознание узнает, что в опыте оно имеет дело только с самим собой - как во внешнем мире, так и в мире собственных ощущений. Вся действительность как бы родственна данному сознанию. Инобытие исчезает для сознания. Сознание воспринимает иное, как самое себя, и не видит в ином нечто чуждое себе. "Различие есть, но есть совершенно прозрачно, и как различие, которое в то же время не есть различие". (Ну разве это не сексуально?)

2. Разум, как и сознание до него, стремится, во-первых наблюдать вещи, во-вторых фиксировать их существенные признаки, и в-третьих понимать тот закон, который определяет деятельность данной вещи. Однако, на этот раз, познание имеет характер самопознания. "Разум стремится знать истину, найти как понятие то, что для мнения и восприятия есть вещь, т.е. обладать в вещности только сознанием себя самого. Разум теперь проявляет общий интерес к миру потому, что он есть достоверность того, что он наличествует в мире, или что наличность - разумна. Он ищет свое "иное", зная, что обладает в нем не чем иным, как самим собой; он ищет только свою собственную бесконечность".

6. Реализация разума в единичном

1. Разум можем быть наблюдающим, а может быть деятельным. Деятельный разум есть более высокая форма. "Истинное бытие человека есть его действие". Действительностью человека следует считать не его самого, а его произведение. "Произведение" должно пониматься в широком смысле, например, ребенок, или музыкальное произведение, или общественный строй. Через наше произведение, мы приобщаемся к вечности, становимся бессмертными: "характер действия именно тем и определяется, будет ли оно действительным бытием, которое устоит, или оно будет только мнимым произведением, которое, будучи внутренне ничтожным, пропадет".

Добавление к №1: Ни один человека, а все общество судит о нас по нашему действию, или по нашему произведению. Именно эта всеобщность не позволяет определенным произведениям умереть (в то время как другие просто мертворожденные). Кто не удивляется универсальному признанию (и следовательно воспроизведению) "Лунной сонаты"?

2. Деятельный разум проходит через различные ступени своего претворения в действительность. Иными словами, он постоянно творит новое произведение. Вначале он осознает себя в качестве некоторого иного индивида. Это может выражаться как половая любовь между мужчиной и женщиной; по словам Гегеля, это сознание "стремится к тому, чтобы, осуществляя свое "для себя бытие", созерцать себя как другую самостоятельную сущность". Само осуществление цели любви есть снятие единичного самосознания, "ибо оно не становится для себя предметом в качестве этого единичного, а, напротив, в качестве единства себя самого и другого самосознания, следовательно, как снятое единичное или как всеобщее".

3. Деятельный разум постепенно узнает, что его произведением не является одна единичная сущность. От бессознательного всеобщего мы наблюдаем переход к осознанному действию во имя всеобщего блага. Гегель формулирует это так: "Как отдельное лицо в своей единичной работе бессознательно уже выполняет некоторую общую работу, так выполняет оно и общую работу в свою очередь как свой сознательный предмет". Пример подобного перехода являет собой материнство, которое, через желание обеспечить своим детям пропитание и воспитание, постепенно поворачивается лицом к общественным проблемам.

4. На данном этапе сознание руководствуется "законом сердца", т.е. своим собственным пониманием того, что есть хорошо. Это понимание противопоставляется "закону объективности", т.е. тому порядку, тому ходу вещей, который индивидуум находит в мире. Здесь мы находим действительно революционные нотки у Гегеля, нечто, что роднит его с Бетховеном. Гегель говорит, что человечество, подчиненное закону объективности, "живет не в осчастливливающем единстве закона с сердцем, а или в жестоком разладе и страдании, или по меньшей мере лишенным наслаждения самим собою при соблюдении закона и в недостатке сознания собственного превосходства при нарушении его. Так как упомянутый властительный божественный и человеческий порядок отделен от сердца, то он для последнего есть видимость, долженствующая потерять то, что ей приписывается, а именно власть и действительность ... там, где содержание всеобщей необходимости не согласуется с сердцем, она и по содержанию своему есть ничто в себе и должна отступить перед законом сердца". Далее мощь революционной фразы нарастает, переходит в шторм: "Биение сердца для блага человечества переходит поэтому в неистовство безумного самомнения, в яростные попытки сознания сохранить себя от разрушения тем, что оно выбрасывает из себя извращенность, которая есть оно само, и старается рассматривать и провозгласить ее некоторым "иным". Таким образом, оно провозглашает общий порядок извращением закона сердца и его счастья, измышленным фанатическими жрецами, развратными деспотами и их прислужниками, вознаграждающими себя за собственное унижение унижением и угнетением нижестоящих..." Крепко бьет "идеалист" Гегель из своего философского оружия!

Добавление к №4: Мысль Гегеля можно понимать так, что унижение существует в классовом обществе на всех уровнях - от президента до бомжа. Это унижение, или угнетение, играет в первую очередь экономическую функцию, ибо без подавленности сознания невозможно заставить целые народы "работать на дядю".

7. Духовные формы

1. Основой предыдущих ступеней развития, и как бы их завершением, является "дух". Все другие выступавшие до него формы являются лишь его абстракциями, более или менее удачными слепками с него.

Добавление к №1: интересно отметить, что для революционеров, если подменить слово "дух" словом "революция" - и революция не может быть не энергичной, не воодушевленной! - мы получаем положение что заключительным этапом развития одной формы общества, его самой основой, является "революция". Она просвечивает в ходе развития общества в различных формах, как то например в искусстве. Так, гипотеза о "духе" не является белибердой, но ранней версией того, во что верят революционеры.

2. Важно отметить, что "духовностью" обладают как целые народы, так и отдельные индивидуумы. Гегель интересно отмечает, что этапы развития каждого отдельного индивидуума как бы повторяют этапы развития всего общества. Поэтому, когда выше шла речь о развитии познания, то сказанное применимо как к отдельным личностям, так и к цивилизации вообще. Маркс, критикуя Гегеля за его односторонний подход к диалектике, который фокусируется главным образом на "сознании" и почти игнорирует хозяйственную сторону жизни, говорит следующее: "По мнению Гегеля, все, что происходило, и все что происходит еще в мире, тождественно с тем, что происходит в его собственном мышлении". Но в принципе ведь верно то, что диалектика мышления есть диалектика всего мира, отображает ее, а в некоторых смыслах и влияет на него, даже иногда (например в математике, логике) предвосхищая реальное развитие. "Если империализм привел к войнам в прошлом, и мы имеем империализм сегодня, то возможно это приведет к еще одной войне". Это логическое утверждение, которое еще должно найти свое подтверждение в реальности. Поэтому, в некотором смысле, нет ничего предосудительного в том, чтобы отождествлять то, что происходит в процессе мышления с тем, что происходит в мире.

3. Дух, то ли как нравственная жизнь человека, то ли как нравственная жизнь народа, принимает три следующие друг за другом формы. Это религия, искусство и наука. Об этих трех формах Гегель пишет в "Философии истории": в религии "воля человека отказывается от его частного интереса; он откладывает его в сторону в благоговейном чувстве, предаваясь которому он уже не может иметь в виду частный интерес. Жертвою человек выражает то, что он отрекается от своего достояния, от своей воли, от своих особых ощущений. Религиозное сосредоточение духа является чувством, однако оно переходит и в размышление: последнее находит свое выражение в культе. Второй формой соединения объективного и субъективного в духе является искусство: оно в большей степени, чем религия, обнаруживается в действительности и в чувственных проявлениях; всего достойнее его стремление изображать если не дух божий, то образ божий, затем божественное и духовное вообще. Божественное должно стать наглядным благодаря искусству: оно изображает его для фантазии и созерцания. Но истинное выражается не только в форме представления и чувства, как в религии, и в форме созерцания, как в искусстве, но в мыслящем духе; благодаря этому мы получаем третью форму соединения - философию. Поэтому философия является высшею, свободнейшею и мудрейшею формою". Формы, которые принимает наше сознание различны, но содержание их имеет нечто общее, что лишь приобретает большую конкретность и глубину по мере приближения к настоящему. От чувствования всеобщего мы приближаемся к образу вообще, чтобы охватить его как нашу мысль и произведение (религия, искусство, философия, практика)'.

4. Религия, как и другие формы сознания, проходит через множество этапов становления; Гегель говорит, что "одна религия отличается от другой по определенности той формы, в которой дух знает себя". Первоначальная форма религии почти материалистична; почитаются солнце, луна, различные элементы природы. Затем религия принимает более "одушевленный" характер, и предметами культа становятся растения и животные. Постепенно происходит очеловечивание предметов культа, и как переходный этап мы наблюдаем, например у египтян, существа которые в одной части туловища представляют животных, а в другой - человека. Сфинкс есть самое знаменитое изображение этой формы - голова человека, а тело льва. Это идеал, изображающий синтез философии с физической силой. У греком мы наблюдаем, как более поздние божества принимают в свое наследие остатки более древних культов. Аполлон приравнивается к солнцу, Зевс ассоциируется с громом и молнией, а "совоокая Афина" является для древних греков олицетворением мудрости (также как для нас лисица - олицетворения хитрости).

5. От политеизма мы переходим к монотеизму, к обожествлению действительного "современного" человека. Такими действительными личностями были Будда, Христос, и Магомет. Каждая из современных религий содержит у своих истоков протест угнетенных и поиски новых путей развития. Гегель пишет: "можно сказать, что нигде не произносилось столь революционных речей, как в евангелиях, потому что все прежде общепризнанное принимается за безразличное, не заслуживающее уважения". Достаточно вкратце ознакомиться с жизнедеятельностью таких личностей как Будда, чтобы убедиться в том, что сказанное в отношении христианство верно и для других подобных течений. Ведь Будда боролся против кастовости индийских народностей, против затвердевших форм сознания которые его окружали (хиндуизм), т.е. против всего устаревшего и догматичного что составляет смерть любого общества.

6. Протест, который являлся причиной, питающей почвой новых религий, вовсе не иссякает вместе с их превращением в официальный культ. Он трансформируется в попытки реформировать ту или иную религию, приблизить ее содержание к "первичной чистоте". Пример этого - Реформация в Европе в конце средних веков, и особенно пуританизм, боевая идеология Английской революции. В современном мире мы видим противопоставление собственной, туземной религии тому культу и той культуре, которую привносят в страну империалисты (например, в Ирландии это местный католицизм против английского протестантизма, в Алжире это мусульманство и фундаментализм против христианства и всего западного).

Добавление к №6: Религия, будучи основана на вере, в современном мире противополагается науке, которая основывается на понятии или опыте. Гегель заколачивает гвозди на гробовой доске религии, заявляя, что вера "есть бегство из действительного мира". Современный мир знает другие формы бегства, как то пустые фильмы, алкоголь, наркотики, и др.

7. Переходной этап развития есть искусство. Искусство, говорит Гегель, "должно двигаться из непосредственного и предметного модуса навстречу самосознанию". Например, мелодия, если исполняется должным образом, является как бы размышлением вслух, но размышлением еще неопределенным и поэтическим. Ход такого размышления напоминает журчанье ручейка, шелест листвы, или свет звезд. Это искусство, подобно телескопу, делает голос природы слышимым для сознания.

Добавление к №7: Сознание, свойственное человеку искусства, как пишет Гегель, "только устремляется к мышлению и есть благоговение. Его мышление как благоговение остается диссонирующим перезвоном колоколов или теплыми клубами тумана, музыкальным мышлением, не доходящим до понятия". Буквальным примером такого размышления является стихотворение Гете "Посвящение". Вот отрывок: Тогда рука богини протянулась -

Как бы туман хотела снять она.

И - чудо! - мгла в ее руках свернулась,

Душистый пар свился, как пелена,

И предо мною небо распахнулось,

И вновь долин открылась глубина,

А на руке богини трепетало

Прозрачное, как дымка, покрывало

8. Появление новой мировой формы

1. Вслед за "духовными" формами приходит наука. Научное познание есть прежде всего познание на основании опыта, и ростки этого начали появляться в Европе в XIII веке. Как пример можно привести такую личность как Роджер Бэкон (ок. 1214 - 1292 гг.), который, хотя и был монахом, но акцентировал именно опыт как средство познания, противопоставляя этому авторитеты церкви, а также логические умозаключения (Аристотеля). Вот слова самого Бэкона: "опыт позволяет отделить истинное от ложного во всех науках". Бэкон представлял себе, что на основании опыта он продолжает изучать бога, т.е. в его собственном представлении он продолжал заниматься теологией, однако понятой по новому. Однако ученые, которые последовали за Бэконом через несколько веков, называли эту область занятий уже "натуральной философией" (Ньютон). Таким образом, мы видим, что новая методика в подходе к казалось бы прежнему предмету влечет за собой полную смену предмета. Поэтому, можно сказать, что новая методология означает новый предмет, и новый предмет есть новая методология. Метод и предмет тесно взаимосвязаны, составляют одну цельную систему.

2. Становление чего-либо вообще, и науки в частности, проходит медленно, ибо человеческий разум должен пройти через "некоторую галерею образов, из коих каждый, будучи наделен полным богатством духа, именно потому движется так медлительно, что самость должна пробиться сквозь все это богатство своей субстанции и переварить его". Дух должен полностью себя показать в каждой из форм, которые встречаются на его пути. Достаточно для каждого из нас только вспомнить свой собственный путь развития, чтобы понять какая большая работа была проделана.Примеры материального развития мира мы можем видеть в романе "Робинзон Крузо" (Даниэль Дэфо); пример духовного развития мы можем видеть в "Сиддхартха" (Герман Гессе).

3. Когда новая форма только появляется, содержание ее лишено общепонятности и общедоступности и является как бы эзотерическим владением нескольких лиц, или даже только одного индивидуума. Другие могут смотреть на этого индивидуума как на "странного", по меньшей мере; были времена, когда за подобные передовые взгляды люди подвергались тюремному заключению (Роджер Бэкон) или уничтожению (Дж. Бруно). Однако, при условии достаточного развития, новая форма культуры становится вполне годной к употреблению множества лиц. Такое состояние предмета Гегель называет "рассудочным", ибо при помощи своего рассудка (см. №3б "Этапы развития знания о внешнем мире") средний индивидуум может подняться от "обыденного ходячего общественного мнения" до новой формы культуры.

4. Появление нового отношения к реальности несовместимо со старым мировоззрением, со всеми его допотопными институтами. Новое всегда появляется отдельно от старого, живет своей жизнью, в то же время как старое доживает свой век и необходимо годится только на мусор. Гегель пишет об эпохе Ренессанса: "Когда в эпоху так называемого возрождения наук начали сводить отдельные явления природы к лежащим в их основании силам, церковь объявила это предприятие безбожным, ибо если сила тяготения приводит в движение небесные тела, если рост растений вызывается растительной силой и т.д., то для божественного мироуправления ничего не остается, и бог поэтому низводится на степень праздного зрителя этой игры сил". "Бог" был тот материал, которым раньше затыкали все черные дыры в нашем познании.

5. Наука в полнокровном виде выступает на арену вместе с появлением машинного производства. Можно сказать, что революционные преобразования в материальном производстве получают свое дополнение в новых методах исследования. Кондорсэ, участник Великой Французской революции, в "Эскизе исторической картины прогресса человеческого разума", пишет: "Прогресс наук обеспечивает прогресс промышленности, который сам затем ускоряет научные успехи; и это взаимное влияние, действие которого беспрестанно возобновляется, должно быть причислено к наиболее деятельным, наиболее могущественным причинам совершенствования человеческого рода". Кондорсэ есть подлинный диалектик, ибо он видит причинно-следственную связь в обоих направлениях - как от науки к промышленности, так и от промышленности к науке. Наши же доморощенные "марксисты" (т.е. в Киеве, в 1990-х), заучив, что "бытие определяет сознание", не осознают односторонность собственного сознания, погрязшего в философии XVIII-XIX веков.

6. Энгельс говорит о появлении науки: "До XVIII в. науки не существовало; познание природы получило научную форму лишь в XVIII в., в некоторых отраслях - несколько ранее. Ньютон создал научную астрономию своим законом тяготения, научную оптику - разложением света, научную математику - теоремою о биноме и теориею бесконечных, научную механику - познанием сил природы. Физика точно так же получила свой научный характер в XVIII в.; химия была еще только создана Блэком, Лавуазье и Пристли; география была поднята на уровень науки определением формы земли и многими путешествиями, теперь только начавшими приносить пользу; точно так же естественная история - Бюффоном и Линнеем; даже геология стала постепенно высвобождаться из болота фантастических гипотез, в котором она прозябала. Для XVIII в. характерна была идея энциклопедии: она покоилась на сознании, что все эти науки между собою связаны, но она была еще не в состоянии заполнить переходы от одной науки к другой, а умела лишь просто ставить их рядом. Точно так же в истории; мы встречаем теперь впервые многотомные компиляции по всемирной истории, еще без критики и совершенно без философии, но все-таки всеобщую историю, вместо прежних исторических отрывков, ограниченных данным местом и временем ... политическая экономия была реформирована А.Смитом. Вершиною науки XVIII в. был материализм, первая система натурфилософии и результат этой законченности естественных наук". К сказанному Энгельсом можно добавить, что война как наука также появилась в XVIII веке, и она, также как политэкономия, как и многие другие великие открытия и изобретения на тот момент, появилась в Англии. Создателем военной науки является генерал Ллойд, 1729 - 1783 гг. Вот, к примеру одно его замечание, призывающее военных стать на научную точку зрения: "Что на свете не существует более трудной науки, чем военная, это всеми признанная истина; однако, по странному противоречию, свойственному человеческому уму, люди, которые посвящают себя военной профессии, мало или вовсе не уделяют внимания ее изучению. Они, по-видимому, полагают, что достаточно знать несколько бесплодных детских маневров, чтобы стать великим военным вождем" (см. "Стратегия в трудах военных классиков", ред. А. Свечин). Замечание Ллойда не мешает перечитать современным революционерам(особенно тем, которые рвутся к террору). Они также, как и военные о которых говорит Ллойд, полагают, что достаточно зазубрить несколько положений из некоторых статей Маркса, Ленина и Троцкого (альтернативно: из Корана), чтобы познать основы теории революции. Они даже не предполагают, что революция является наукой, которую еще только требуется разработать.

7. Гегель неоднократно пытается сформулировать цель науки. (1) В "Феноменологии" он пишет: "цель всякой истинной науки состоит только в том, что дух во всем, что есть на небе и на земле, познает самого себя". Таким образом, цель науки была более кратко сформулирована древне-греческими жрецами; надпись над храмом в Дельфах гласила "Познай себя". Разум познающий себя во всем и во всех поэтично сформулирован бывшим музыкантом группы Pink Floyd, Roger Waters, в песне "Я узнаю себя в глазах каждого незнакомца". (2) В "Энциклопедии" цель науки сформулирована так: "познать необходимость, скрытую под видимостью случайности". Программа науки, поэтому, сводится к тому, чтобы познать внутренний ход вещей приводящий к видимым результатам.

Добавление к №7: Гегеля можно обвинить в том, что он не формулирует единой цели науки (как то делают наши "марксистики"). Но его подход означает длительный и глубокий поиск, который типичен для всех передовых искателей приключений, первооткрывателей, колонизаторов новых миров. Это есть то, что делает науку, и вообще все передовое, захватывающим и возбуждающим. Наши же "марксисты", обладая единой формулировкой, вообще остановились в своем развитии.

9. Система наук

1. В XIX веке было сформировано представление о том, что существует порядок согласно которому изучаются предметы, т.е. определенная связь между науками. Гегель пишет: "Природа должна быть рассмотрена как система ступеней, каждая из которых необходимо вытекает из другой и является ближайшей истиной той, из которой она проистекала".

2. Порядок который существует в новой форме отношения к миру есть тот же самый, в котором развивается мир. Во времена Гегеля природа разделялась на три царства: "животная природа есть истина растительной природы, а последняя - истина минералогической природы. Земля есть истина солнечной системы. Во всякой системе наиболее абстрактное является первым членом, а истиной каждой сферы является последний член; но столь же верно, что этот последний член является лишь первым членом некоторой высшей ступени". Таким образом, Гегель на первое место ставит наиболее абстрактное, т.е. в данном случае учение о солнечной системе, после чего он переходит к собственно тому, что происходит на Земле: от минералогии к ботанике, и от ботаники к учению о живой природе. Переход одной области науки в другую происходит почти незаметно. Очень часто бывает невозможно "найти путем опытного рассмотрения твердые отличительные признаки классов и порядков. Природа повсюду стушевывает существенные границы, создавая промежуточные и неудачные образования, которые всегда являются опровержением всяких твердых отличительных признаков".

10. Понятие о свободе

1. "В природе господствует не свобода, а необходимость". Переход к свободе совершается в сфере духовного, т.е. в среде сознательных существ. Свобода является целью развития. И в то же время она делает возможным развитие всего живого. Свобода есть то, к чему устремляется все материальное развитие.

2. Что есть свобода? Гегель пишет: "свобода состоит именно в том, чтобы в своем другом все же быть у самого себя, быть в зависимости только от себя, определять самого себя". И еще:"Свобода есть лишь там, где нет для меня ничего другого, что не было бы мною самим". Определяя свободу подобным образом, мы приходим к коммунистической общине, ибо именно при общности имущества, с одной стороны, и при всеобщем материальном достатке, с другой стороны (чему должно помочь' развитие нанотехнологий, см. "Машины создания" Эрик Дрекслера, 1986 г.), мы можем чувствовать везде как у себя дома.

Добавление к №2: "Свобода как идеальность непосредственного и природного не есть нечто непосредственное и природное, но, напротив того, сперва нужно заслужить и приобрести ее, а именно путем бесконечного воспитания, дисциплинирующего знание и волю". Свобода проявляется как повышенная активность, бодрость и производительность, либо индивидуума, либо коллектива. Пример тому - революционеры всех времен, высшие ценители и вдохновители свободы.

3. Что есть любовь, как не свобода? Любовь я понимаю как видение другого - предмета, человека - как самого себя, и вместе с тем отличного от себя, из чего следует что это другое становится предметом обожания и вожделения. Гегель пишет: "в любви один индивидуум сознает себя в сознании другого, он отчуждает себя и в этой взаимной отчужденности обретает себя" (см. "Философия истории"). Предмет любви делает человека самостоятельной и целенаправленной личностью: "Высшая самостоятельность человека состоит вообще в том, чтобы знать себя как то, что всецело определяется абсолютной идеей; такое сознание и поведение Спиноза называет amor intellectualis Dei" ("интеллектуальная любовь к богу"). Для революционера это означает, что каждый миг своего существования он подчиняет борьбе за Революцию. (Мысли о подруге, о потомстве, приходят со временем, и являются в сущности эгоистическими, желанием сохранить себя, воспроизвести себя в единичной, материальной форме. Но разве можно отделять единичное от общего, личное от общественного?) В борьбе за революцию, за новое сознание, за новые формы взаимоотношений проявляется высшая самостоятельность революционера, ибо он как крот роет тоннели, даже когда вокруг царит мрак "национального и религиозного возрождения" (использую современную государственную риторику).

4. "Свобода есть познание необходимости". Общественную необходимость древние греки постигали как "судьба". Пример такого миросозерцания можно увидеть в таких древнегреческих трагедиях как "Эдип" и "Антигона". Средневековое сознание, по своей природе религиозное, называло это "божественным провидением". Гегель не удовлетворяется тем ответом, который религия дает о предназначении истории, "ведь говорят, что этот план скрыт от нас и что было бы дерзостью, если бы мы пожелали познать его". Именно дерзостью должен обладать любой первооткрыватель, любой исследователь Истины. Свобода есть функция дерзания. Под необходимостью Гегель понимает закон, который есть внутренняя жизнь того или иного явления.(Следовательно, для того чтобы стать свободным следует самостоятельно понимать закон интересующего нас предмета.)

Добавление к №4: В "Философии истории" Гегель приводит следующий любопытный анекдот: "В разговоре с Гете о сущности трагедии Наполеон выразил мысль, что новая трагедия существенно отличается от древней тем, что для нас уже не существует судьбы, которая подавляла бы людей, и что роль древней судьбы теперь играет политика". Судьба, как понятие, как нечто независящее от нас, исчезает, и вместо нее нас занимает политика, т.е. то что в принципе поддается управлению. Однако политика есть функция управления обществом со стороны правящих классов или бюрократических элит. Демократические массы в общем не участвуют в политике. Поэтому можно предполагать, что в будущем политика, также как судьба в древнегреческих трагедиях, исчезнет.

5. Осуществлением свободы для Гегеля является государство. Этот взгляд не так нелеп, как он кажется на первый взгляд, ибо необходимо помнить, что на тот момент ближайшей исторической целью для германского народа было преодоление феодальной раздробленности, создание собственного единого государства. Под свободой поэтому можно понимать ближайшую цель развития.

11. Понятие о следующей форме знания

1. Маркс и Энгельс писали, что для них существует только один предмет - история. Под историей они понимали не только развитие политических и общественных систем, но также и все остальное. Каждый предмет, будь то астрономия, или математика или что-нибудь еще, следует понимать как исторический процесс, т.е. как то, что неотделимо от общего развития вещей, как часть общей развивающейся Вселенной. К сожалению наука, как форма знания, страдает оторванностью от жизни. Например, как история, она посвящает себя прошлому, но не настоящему. Ее занимают абстрактные вопросы, но не те, которые действительно ставит перед нами жизнь. Мы можем утешать себя мыслью, что конечно когда-нибудь наука спуститься на землю, и соизволит заняться насущными для нас делами, что в своем развитии она дойдет до действительного знания. Но как много таких ученых мы знаем? Слишком много есть "важных" вопросов и ответвлений в сторону (не говоря уже о соображениях карьеры) которые не позволяют людям с научной подготовкой заняться действительным опытом, т.е. тем, что отличало науку от схоластики. Следовательно, мы идем к новой, более приближенной к практике, форме познания. Эту форму я называю "вихрем".

2. Что собственно стоит за понятием "вихрь"? Это есть представление, что как большое так и малое развивается по одним и тем же законам. Это есть представление формы которые присутствуют в одних вещах присутствуют также и в других, совершенно отличных от первых (в математике это называется "фракталы"). Это есть представление о том, что наиболее общей формой которую проявляет развитие в нашей части Вселенной есть "вихрь", или спиральное вращение имеющее несколько "рукавов". Такая форма свойственна в первую очередь для большинства галактик (включая нашу, "Млечный путь"). Это также есть форма которая свойственная для таких важных земных явлений как торнадо. Вихреобразно развивается человеческая история, человеческое познание. Общественная революция есть ничто иное как вихрь, или буря.

3. Вихрь, как форма познания, форма творческой самодеятельности, существенно отличается от науки тем, что предполагает общество, в котором стираются грани между "почетным" умственным трудом и "низким" физическим трудом (т.е. вихрь объединяет различные, противоположные формы деятельности). Громадная жизненная энергия человечества в этом обществе получает простор для развития, ибо наша сегодняшняя усталость есть результат нашего одностороннего развития, нашей узкой причастности к тому или иному общественному классу.Возможность действовать как практически, так и теоретически, создает возможность для дальнейшего приближения к истине, если под этим понимать соединение субъективного и объективного. Вихрь можно описать словами, которыми Гегель описывает свободу: "Одна лишь эта конечная цель осуществляет себя, лишь она остается постоянно при изменении всех событий и состояний, и она же является в них истинно деятельным началом".

4. Новый подход к действительности означает использование новых категорий мышления. Гегель пишет: "все различие между различными уровнями образования сводится к различию употребляемых категорий. Все перевороты в науках, как и во всемирной истории, происходят оттого, что дух в своем стремлении понять и услышать себя, обладать собой, менял свои категории и тем постигал себя подлиннее, глубже, интимнее и достигал большего единства с собой".

5. Новый предмет опирается на предыдущее понимание старого предмета. В частности, что означает "история"? Гегель пишет: "Слово история означает на нашем языке как объективную, так и субъективную сторону ... им обозначается как то, что совершилось, так и историческое повествование". Точно также и понятие Революция с одной стороны означает то, что происходит в мире, а с другой стороны процесс изучения этой реальности, а заодно и собственных методов (диалектики). Революцию следует понимать как само обучающий процесс, ибо мы, кто изучаем Революцию, также являемся частью ее.

6. Практическая сторона научного познания понимается как "эксперимент". Это есть зачастую нечто оторванное от действительной жизни, от действительного преобразования общества. Вихрь преодолевает оторванность "научной практики", т.е. эксперимента, от действительной жизни. Преобразования в обществе становятся частью нового цикла в познании.

7. Вихрь есть понятие, т.е. вечно живущее и цветущее дерево. Он призывает нас прислушаться к стону или крику современности, с одной стороны, а с другой необходимо уходит в своем самопознании в глубь веков. Отсюда следует, что вихрь (т.е. все) следует изучать, с одной стороны, как современный процесс, активно участвуя в нем, а с другой стороны устанавливатьисторию его возникновения.

12. Как нужно познавать

1. Мы уже сказали, что метод и предмет взаимосвязаны. Они взаимно определяют друг друга. Поэтому, для того чтобы подняться до уровня "вихря" необходима, во-первых, свобода мышления и действия (которые еще следует завоевать), и во-вторых, разносторонний и целенаправленный труд.

2. Как пишет Гегель, субстанцией духа является свобода, и убить эту свобода означает лишить нас духовности. Однако не занимаются ли именно этим в школах? Следовательно, не прививают ли они нам еще большую заразу, чем пытаются уничтожить? А в университетах - не достойны ли те, кто избирает тропу академизма титула "комнатные собачки" своим повизгиванием, преклонением перед "авторитетами" и заискиванием перед властями? "Предоставим мертвым хоронить своих мертвецов".

3. Одновременно со свободой, главным условием жизни является многосторонняя трудовая деятельность. Чем больше разных областей жизни попробуем мы, чем более они противоположны друг другу, тем легче и глубже проникновение в общую сущность, схватывание различного как единого целого, понимание взаимосвязи и взаимодействия явлений. Необходимость сочетать противоположности есть главное условие рождения нового, т.е. того, что революционно и двигает мир вперед. Платон, в диалоге "Тимей", выразил эту черту мира следующим образом: "Бог сделал мир из природы одного и другого; он их соединил и образовал из них третье, которое имеет природу одного и другого".

4. Познание состоит из трех этапов. Первый этап - познаваемый предмет существует как нечто простое, единичное (например: английский язык сам по себе, как объективная реальность). Второй этап - противопоставление предмета самому себе, раздвоение простого на враждующие противоположности (например: наше сознание противопоставляет себя данному предмету, английскому языку). И третий этап - восстановление единства, но только на новой, более высокой ступени развития (например: достижение определенного уровня мастерства владения языком). По словам Гегеля, истинное есть то, "что уходит назад в простоту", но это уже есть философская простота.

5. Любой предмет необходимо рассматривать в развитии. Развитие всегда происходит в противоположных направлениях. Гегель формулирует это так: "внутреннее возникновение или становление субстанции есть прямо переход во внешнее или наличное бытие, в бытие для другого, и, наоборот, становление наличного бытия есть возвращение в сущность". Следовательно, развитие предмета происходит из "внутреннего" во "внешнее", и одновременно из "внешнего" во "внутреннее". Например, герои некоторых писателей уходят из замкнутого мира науки во внешний разноплановый мир (Фауст у Гете), в то время как герои других писателей уходят от шума толпы в свой внутренний мир в поисках правды (например Самсон у Мильтона).

6. Диалектический подход к предмету означает, что его необходимо рассматривать во взаимосвязи с остальными предметами. Диалектике противопоставляется механический подход, где каждый предмет понимается изолировано: "механическое отношение в его поверхностной форме состоит вообще в том, что части выступают как самостоятельные по отношению друг к другу и к целому". Таковым механическим подходом страдает вся современная наука. Ее односторонность и узость сводит ее на уровень средневековой схоластики, а ее представители страдают неумеренным хвастовством и самомнением.

Добавление к №6: Необходимо заметить, что современная военная доктрина подчеркивает необходимость взаимодействия различного рода войск. Именно смесь из различных родов войск, интеграция их различных действий приводит к превосходству на поле боя, как-то, например, показала фашистская Германия в конце 1930-х.

7. Необходимо научиться рассматривать различное как одно целое, и в то же время не забывать о различии которое существует. Другими словами, два понятия как тождественны друг другу, так и противоположны: "различие есть, но есть совершенно прозрачно, и как различие, которое в то же время не есть различие". Что может быть великолепнее, сексуальнее, чем это?

8. При познании любого предмета необходимо удерживать вместе противоположности - во-первых, конкретные эмпирические сведения, во-вторых, общие методологические соображения. Забвение одного из этих компонентов приводит либо к голому эмпирицизму, или к априорным, умозрительным рассуждениям которые полностью игнорируют факты. Поэтому, любоеконкретное знание без диалектики, и, наоборот, диалектика без конкретного знания, являются ничтожными. О методе изучения истории Гегель пишет: "требование, состоящее в том, чтобы история не рассматривалась соответственно некоторой объективной цели, представляется в целом равнозначным еще более правомерному, по-видимому, требованию, по которому историк должен быть совершенно беспартийным ... [таким образом] желают чтобы историк не привносил от себя никакой определенной цели и воззрения, сообразно которым он выделял бы, устанавливал и обсуждал события, но чтобы он рассказывал о них как раз в той случайной форме, в какой он их находит, в их безотносительной и никакой мыслью не проникнутой партикулярности." Однако лишенная объективной цели история является "только беспомощной игрой представления, даже не детской сказкой, ибо и дети требуют в рассказах известного интереса, т.е. чтобы в них можно было по крайней мере угадывать некоторую цель, а также отношение событий и действий к этой цели". История требует как субъективного, так и объективного, т.е. как партийности, так и внимательного отношения к фактам.

Добавление к №8: А. Свечин, критикуя умозрительный метод генерала Вилизена, пишет: "Мы, конечно, далеки теперь от такого сведения военной истории на роль иллюстрации, поясняющей утверждения теории ... Мы [вначале] приводим факты, а затем стремимся раскрыть их происхождение и оказанное ими влияние. Но, конечно, каждый крупный военный историк, приступая к своей работе, уже проделывает про себя, хотя бы частично, ту работу мысли, которую Ллойд и Вилизен изложили в своих произведениях. Они не могут не установить предварительно какой-то точки зрения, так как иначе они потеряются в грудах материала; известная предвзятость скажется уже в подборе фактов, в обращении интереса исследователя на те или другие стороны событий".

9. Вообще можно сказать, что каждое понятие есть синтез многочисленных противоположностей, а не только двух. К примеру, ведь не только следует совмещать какой-либо специальный предмет с философией, но также нужно бороться за совмещение физического труда и умственного, творчество в коллективе и в уединении, и т.д.

10. Выявление причинности является существенной характеристикой познания. Гегелевские положения по этому вопросу (как мне кажется) сводятся к двум положениям. Первое из них: "причина и следствие не только различны, но и тождественны". Другими словами, причина и следствие переходят друг в друга. Второе положение: "взаимодействие есть причинное отношение, положенное в его полном развитии" ("Энциклопедия", параграф 156). Следовательно, в каждом взаимодействии необходимо наблюдать развитие в обе стороны. Более того, необходимо рассматривать эти два развития относительно друг друга: какое преобладает на данный момент? Какая динамика тут наблюдается?

Первое добавление к №10: Примитивные люди, пытаясь установить причинность, связывают друг с другом не относящиеся вещи. Отсюда возникают такие вещи как суеверие, и т.д.

Второе добавление к №10: Ленин, в своих "16 элементах диалектики", следующим образом формулирует диалектическое понимание причинности: "от сосуществования к казуальности и от одной формы связи и взаимозависимости к другой, более глубокой, более общей".

11. Понятие о причинности следует отделять от понятия о поводе, непосредственном толчке, приведшем к данному событию. Например, в Англии в конце XIV века произошло восстание, причиной для которого была попытка феодалов восстановить феодальную форму налогов, т.е. натурой. Однако, непосредственным поводом послужило то, что один из сборщиков налогов указал на дочь кузнеца и спросил, почему отец не платит за нее налог. Кузнец ответил, что дочь его еще не достигла совершеннолетия. Тогда один из сборщиков налогов сказал, что он сейчас проверит, достигла ли она совершеннолетия, и намеревался ее изнасиловать. Тогда кузнец взял свой молот, и разбил этому человеку голову. Его действия поддержали все крестьяне в округе, и это послужило искрой для всеобщего восстания. Необходимо заметить, как плавно общие причины событий переходят в повод для событий. Поэтому, можно сказать, что причина и повод взаимосвязаны.

12. В действительном познании есть нечто эпикурейское. Художник, пишет Леонардо, может услаждать свой слух музыкой, в то время как он пишет картину и проводит долгое время в раздумьях - больше в раздумьях, чем в работе с кистью. Познание есть некое подобие секса, и сделать это скучным, банальным и отвратительным может только "школа" или "работа" или "семейная жизнь". Не случайно Дени Дидро, один из великих просветителей, сказал: "Природа подобна женщине, которая любит наряжаться и которая, показывая из-под нарядов то одну часть тела, то другую, подает своим настойчивым поклонникам некоторую надежду узнать ее когда-нибудь всю".

Выводы:

  1. Диалектика есть учение о различных взаимоотношениях между противоположностями. Эти противоположности могут быть либо антагонистическими, либо взаимно дополнять друг друга.
  2. Новое появляется на свет в результате борьбы между двумя противоположностями. Это новое есть синтез двух первых начал, и потому несет на себе следы своих родителей.
  3. Диалектика - это переход от простого к сложному, от известного к неизвестному, от более абстрактного к более конкретному, от относительно провинциального к относительно более передовому, от лживого к правдивому.
  4. Истина всегда имеет субъективный и объективный характер. Взаимопроникновение и взаимодействие этих противоположностей дабы образовать одно цельное и есть то, что называется истиной. В силу изменения, как субъективного представления, так и объективной стороны действительности, истина не имеет характер нечто постоянного, а есть материя в движении, постоянное приближение к более глубокому и широкому синтезу объективного и субъективного.
  5. Одно из самых блестящих наблюдений Гегеля касается смены форм, в которых протекает наш опыт. Оказывается, что вместе с изменением, развитием сознания также и меняется его объект. Гегель говорит это так: "развитие сознания проявляется как изменение определений его объекта", и "сознание по-разному определяет свое отношение к инобытию или к своему предмету в зависимости от того, на какой именно ступени осознающего себя мирового духа оно стоит". Новый этап в развитии мировой культуры означает каждый раз новое определениепредмета для познания, и вместе с тем новый метод познания.
  6. Современная наука больше напоминает схоластику, чем то революционное течение которое появилось в 13 веке, ибо она стала служанкой власти имущих. В современных учебных заведениях в первую очередь муштруют быть послушными рабами. Там занимаются переписыванием и пересказыванием "авторитетов", которые уже давно потеряли свою жизненную силу. Поэтому современное знание отрицает "науку" как тупую, ограниченную, и догматическую, и ведет нас к вихрю, в той или иной его форме. Наука остается как подчиненная форма познания мира, как раздел в учебнике.
  7. Этап "науки" соответствует появлению печатного пресса, машинному производству и буржуазному обществу в целом. Вихрь соответствует появлению Интернета как единой информационной сети, в то время как материальное производство все больше обретает облик нанотехнологий. Вихрь есть новая форма знания и самосознания в эпоху глобализации и новой революционной волны.

1998 - 2008 г., Киев

написать автору: smart-English@yandex.ru

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.