FANDOM



Che
1. Книга Че Гевары “Партизанская война” была опубликована на русском языке в 1961 г., т.е. написана она была по горячим следам борьбы на Кубе. 3 основные вывода которые Че делает из победы на Кубе это: “1) народные силы могут победить в войне против регулярной армии; 2) не всегда нужно ждать, пока созреют все условия для революции: повстанческий центр может сам их создать; 3) в слаборазвитых странах американского континента вооруженную борьбу нужно вести главным образом в сельской местности.”

Относительно первого вывода, Че делает поправку. Народные вооруженные силы могут победить регулярную армию лишь постольку, поскольку они сами становятся регулярной армией. Основа военной тактики партизан - молниеносный удар, и столь же молниеносное отступление. Однако при помощи такой тактики добиться конечной победы невозможно. “Точно установлено, что партизанская война является лишь этапом обычной войны и поэтому партизанской борьбой нельзя добиться конечной победы. Партизанская война является одним из начальных этапов войны, она развивается вплоть до момента, когда постоянно увеличивающаяся партизанская армия приобретает характер армии регулярной. С этого момента она готова нанести решительные удары по врагу и добиться победы. Окончательная победа всегда будет результатом действий регулярной армии, хотя зарождается она в борьбе партизанской армии.” Опыт партизанской войны в Югославии в 1941-45 и партизанской войны в Китае в 1929-1948 подтверждает это. 

Относительно второго пункта, об условиях для революции, мы бы хотели сравнить опыт партизанской борьбы на Кубе и опыт партизанской борьбы в Боливии.

Во-первых, что касается международных обстоятельств, то в случае с Кубой мы имеем невмешательство США, так как они представляли, что партизанская война ведется на Кубе в целях аграрной реформы и демократизации общества. Власть капитализма, а тем более американские интересы, не ставились под вопрос. Радикализация революции произошла лишь тогда, когда бывшие партизаны уже прочно стали у власти.

В случае с Боливией мы имеем дело с прямым вмешательством различных спец. служб. В. Алексеев, в книге “Скромный кондотьер: феномен Че Гевары” пишет: “обеспокоились и соседи Боливии: в Ла-Пас, для изучения проблемы континентального очага прибыли военные миссии Аргентины, Бразилии и Парагвая … По просьбе Баррьентоса увеличили военную помощь Боливии и Соединенные Штаты. 16 североамериканских инструкторов, специалистов по противопартизанской войне, отобрав около 1000 боливийских солдат и сформировав из них 2 батальона рейнджеров … начали тренировать их по ускоренной программе. В Камири обосновалась группа офицеров армии США из состава “зеленых беретов” с вьетнамским опытом”.

Однако, “волков бояться, в лес не ходить”. Действия спец. служб различных капиталистических стран можно рассматривать как начальную форму интервенции. Как доказала судьба Русской и Вьетнамской революций, победа революции возможна даже при полнокровной интервенции, т.е. вмешательстве целых армий империалистических стран. Поэтому, интервенция является вторичным фактором в революции. Главным фактором, как мне кажется, является стратегия самих революционеров. Что задумал Че для Боливии?

South america
Предполагалось сделать Боливию тренировочной базой партизанского движения которое будет разрастаться на все страны Латинской Америки. Более подробно о плане Че рассказывает участник этой экспедиции Рэджис Дебрей, в книге “Партизанская война Че”. Во-первых, речь не шла о том, чтобы захватить власть в Боливии и строить в ней социализм, т.е. отвергалась теория “социализма в одной стране”, которую, вслед за Сталиным и Мао, адаптировал Кастро. Социалистический режим в Боливии “означал бы полное окружение и экономическую блокаду. Социалистическая экономика ограниченная до автаркии (т.е. неограниченного правления одного человека) в запертой на суше Боливии, без выхода к морю, без перерабатывающих заводов для ее руды, без постоянного рынка для ее нефти, без произведенной дома муки для ее хлеба, не была, в глазах Че, жизнеспособной … Боливия не могла и не должна была быть чем то больше как базой где основные семена были бы посеяны и выросли, и которые постепенно таким образом разрастались бы в разные стороны путем естественного деления” (Боливия находится в сердце Латинской Америки; см. карту. Цифрами обозначены: 1. Колумбия 2. Венесуэла 3. Гаяна 4. Суринам 5. Французская Гаяна 6. Бразилия 8. Парагвай 10. Чиле 11. Боливия 12. Перу 13. Эквадор.)

Для того, чтобы образовалась единная революционная партия, она должна иметь одну доктину, а также иметь единую структуру. Такая организация должна сочетать элементы централизма и элементы демократии. Именно такую структуру Че задумал создать в Боливии. Дебрей пишет: “Концентрация ресурсов и людей в одно фоко позволяет развиваеть единную военную доктрину, в огне сражений, в ходе которых люди проходят свою тренировку.” Дальше предполагалось, что подобно тому, как колона Фидель Кастро разрослась и начала посылать свои отряды в другие местности на Кубе, подобно этому отряд Че должен был разростись и послать два ростка в другие районы Боливии, которые бы образовали центральное боливийское фоко. На следующем этапе предполагалось послать отряды в Перу и Аргентину. Командиры и участники этих будущих отрядов уже были намечены. “Боливийское фоко должно было выполнять функции тренировочного военного центра и политического координационного центра для всех других национальных революционных организаций на континенте. Предполагалось привозить туда индивидумов с наибольшим потенциалом из каждой страны; временно они вливались бы в боливийское фоко Че, из которого они возвращались бы на свои национальные базы как квалифицированные военно-политические кадры.” На тот момент, и по сегодняшний день, в Латинской Америке существует множество левых партизанских движений. Че Гевара видел свою задачу в том, чтобы скоординировать их разрозненные усилия, дать им одну цель, одну идеологию, одну структуру.

Что же произошло?

Как нам кажется, произошла нестыковка между идеями Че Гевары и реальностью Боливии. Главным представляется вопрос: что есть движущая сила Революции? Т.е. какие задачи развития стоят перед данным обществом? Какой класс готов взяться за оружие, и кто его будет вести (руководить)? Есть ли вообще предпосылки, условия для вооруженной борьбы в данном регионе, или может быть революция находится на откате, сходит на нет?

Сравним политическую биографию Кубы с политической биографией Боливии.

Куба

Март 1952 - Батиста, поддерживаемый армейскими офицерами, захватывает власть. Действие Конституции прекращается, парламент роспускается.

26 июля 1953 - восстание в провинции Ориент ведомое молодым адвокатом Фидель Кастро. Подавляется армией.

Осень 1954 - Батиста перезибран без всякой оппозиции, по отношению к которой применяется тактика террора.

Февраль 1955 - амнистия политическим заключенным, включая и Ф.Кастро, который, через США, приезжает в Мексику. Там он продолжает готовить революцию.

Декабрь 1956 - Кастро во главе 80 революционеров высаживается на Кубе. После первого поражения, он уходит в горы с кучкой бойцов и организует “Движение 26 июля”. В ходе противостояния вооруженным силам коррумпированного правительства Батисты отряд Кастро набирает сторонников.

Январь 1959 - Батиста с кучкой приверженцев бежит с острова. Начинаются суды над его другими сторонниками. Правительство Кастро проводит аграрную реформу, т.е. экспроприирует крупных помещиков, которые держат около 84% всей земли. Мелкие собственники остаются при своей собственности.

1960 - экспроприация американской собственности на Кубе. США устанавливает эмбарго и начинает свою подрывную деятельность по отношению к правительству Кастро, например, высадка десанта в Заливе Свиней.

Первым существенным моментом было то, что режим Батисты наплевал на все демократические институты. Он противопоставил себя основным буржуазным партиям. Городская буржуазия и даже некоторые помещики были в оппозиции правящему режиму. Был момент, когда в ходе партизанской войны во главе с Кастро, один из помещиков привез партизанам помощь в виде оружия и добровольцев на своих грузовиках. Следовательно, подтверждается одно из условий необходимых для революции о котором говорил Троцкий: “недовольство промежуточных классов, их разочарование в политике правящего класса, их нетерпение и возмущение”.

Вторым существенным моментом есть то, что хотя Кастро как бы привнес вооруженную борьбу извне, на самом деле вооруженная борьба существовала на самом острове.В.Алексеев, в книге “Скромный кондотьер: феномен Че Гевары”, пишет: “отплытие необходимо было скоординировать с выступлением “Движение-26” на острове. Для этого в октябре 1956 г. в Мехико с Кубы приезжал соратник Фиделя Франк Паис. Решено было, что в день отплытия в город Сантьяго-де-Куба на адрес “Сан-Фермин, 38” будет послана телеграмма: “Книга распродана. Издательство.” И ровно через 5 суток в Сантьяго начнется восстание, а на место высадки, невдалеке от города Никеро, участников экспедиции будет ждать резервный отряд Кресенсио Переса, поскольку Фидель должен доставить ему оружие.” Дальше мы узнаем, что “Ф.Паис начал восстание в назначенный час: его боевики с красно-черными нарукавными повязками “Движения-26” пошли на штурм полицейского управления Сантьяго, перекрыли баррикадами улицы, ведущие к крепости Монкада. Но помощь от Фиделя не поступала, сотня бойцов К.Переса осталась без оружия, и восставшим пришлось с боями и потерями уходить в горы.” На Кубе, классовая борьба перешла на уровень вооруженной борьбы. Как студентам в городах, так и крестьянам в сельской местности было ясно, что иначе от режима Батисты не избавиться. Продажные центристкие политики, радио комментаторы, и т.д. продолжали говорить о необходимости реформ, мирно критиковали правительство, но это не добавляло им популярности.

Третьим моментом является то, что на Кубе остро стоял вопрос о земле. Отсюда следует, что главной революционной силой было крестьянство, которое хотело эту землю получить. Во главе этой революционной силы стала молодая радикальную буржуазия (Ф.Кастро - адвокат по образованию, сын крупного кубинского помещика).

Четвертым моментом является то, что для аграрной революции не требуется сложной революционной доктрины. Как показала Французская революция, аграрные преобразования можно реализовать без предварительного плана действий, полагаясь на сиюминутных вождей, не задумываясь о международных последствиях. Для того, чтобы примитивному человеку обработать каменный топор, не требуется знания законов физики. Однако, для того, чтобы послать человека в космос, требуются знания законов физики, и еще очень многого.

Пятым моментом в революционной истории Кубы есть то, что Фидель Кастро был знаком рядовым кубинцам как бывший политический заключенный при режиме Батисты, как человек который возглавил нападение на казармы Монкада. Может ли быть лучшая визитная карточка борца за права народа? Естественно, крестьяне доверяли ему и его брату Раулю, “этим двум сумасшедшим”, как называли братьев Кастро в среде буржуазии.

Итак, резюмируя предпосылки революции на Кубе:

1) Промежуточные слои общества отошли от правящей клики и готовы стать в оппозицию.

2) Классовая борьба в обществе переходит на уровень вооруженной борьбы.

3) Главным экономическим вопросом на Кубе был вопрос о земле.

4) Следовательно, речь шла об аграрной, демократической революции, прежде всего.

5) Лидера вооруженного выступления знали и доверяли ему.

Боливия

1941 г. - зарождение Национального Революционного Движения (MNR) во главе с П.Эстенссоро.

9 апреля 1952 г. - народное восстание во главе с МNR, которое поддерживают рабочие.

1952-6 гг. - первое правительство Эстенссоро. Вводится всеобщее голосование, национализируются шахты, проводится аграрная реформа (крупные помещики экспроприируются, земля роздается крестьянам), появляются рабочие и крестьянские милиции.

1956-60 гг. - восстановление буржуазной армии, т.е. буржуазного государства в целом.

1960-64 гг. - второе правление Эстенссоро, на этот раз с правым уклоном. От правительства отходят его левые союзники.

4 ноября 1964 г. - после неудавшегося восстания шахтеров, происходит государственный переворот ведомый генералом Барриентосом. Эстенссоро бежит в Лиму (Перу). Проводятся репрессии по отношению к шахтерам. Шахты приватизируются и продаются иностранным капиталистам.

Как пишет Дебрей, крестьянство в Боливии составляло 48,7% населения, однако производило лишь около 20% национального продукта. Это крестьянство работало примитивными орудиями труда, и в его среде до сих пор сохранились до-капиталистические отношения. Земельный вопрос был решен радикальной буржуазией в 1952 г. В Нанкахуазю, где высадился отряд во главе с Че, “изоляция различных ферм имела параллель только в политической отсталости людей которые там работали. Физическая изоляция идет рука об руку с социальным безразличием … там слишком много земли для слишком малого количества фермеров.”

Партизан, по определению Че, это “борец за аграрные преобразования. Он выражает волю огромных крестьянских масс, желающих стать подлинными хозяевами земли, средств производства, скота”. Из этого определения следует вывод, что “в слаборазвитых странах американского континента вооруженную борьбу следует вести главным образом в сельской местности”. Вопрос который остается открытым, и на который Че не сумел ответить: за что он будет бороться в Боливии? На кого он будет опираться? Кто есть двигающая сила революции на данный момент, в данном обществе?

Крестьяне не помогли отряду Че. Наоборот, среди них нашлись информаторы, которые доносили о появлении партизанов штабам армии. Их поведение понятно, ибо крестьянство в Боливии, по рассказу Дебрея, видело своих вождей в буржуазии. Однако для повстанческого отряда в первую очередь необходима именно народная поддержка, т.к. без нее этот отряд превращается в кучку авантюристов.

Главный недостаток экспедиции Че - у нее не было социальной программы. Понимание крестьян как главной революционной силы было сделано на основании ограниченного опыта Кубы. Куба от Боливии отличается тем, что в то время как основной предмет экспорта на Кубе был сахар, основной предмет экспорта Боливии - медная руда, которую добывают шахтеры живущие в шахтерских поселках. В то время как шахтеры составляют лишь 2,7% населения, их труд приносит стране около 90% иностранной валюты.

Более того: в случае Боливии мы имеем дело с неравномерным развитием которое так характерно для малоразвитых стран. В то время как среди крестьян можно найти до-капиталистические отношения, шахтеры вовлечены в мировое производство. Боливия является одним из ведущих производителей медной руды в мире, и следовательно шахтеры работают, используя передовые методы производства.

Шахтеры есть тот революционный класс, который поддержал экспедицию Че Гевары. Весной 1967 г. “рудодобывающая секция в Катани приняла резолюцию, в которой шахтеры этого района обязывались дать свою дневную зарплату (из той, что сама по себе ниже прожиточного уровня) и некоторые медицинские препараты (которых у них самих было слишком мало) партизанам на юго-востоке” (Р.Дебрей). Однако отряд Че изолировал себя от рабочих. Он даже не узнал об этой резолюции.

Однако правительство узнало. 24 июня 1967 г. рабочий поселок был окружен и 70 человек были убиты наповал пулеметами. Правительство боялось, что существует заговор между шахтерами и отрядом Че Гевары. Как пишет Дебрей, “Объективно они нуждались друг в друге. Ни партизаны, ни шахтеры не могли добиться своих целей без помощи другого. Если им не суждено было умереть с голода, или быть убитыми пулями, шахтеры нуждались в военных средствах защиты и в конечном счете контр-атаки - и эти средства были, но только за горами, и поэтому не могли им помочь. И партизаны также, если им не суждено было умереть с голода, или быть застреленными врагами (и голод сильно ослабил физические возможности каждого партизана перед тем как армейские пули нашли его) нуждались в социальном классе который бы их адаптировал, кормил и укрывал их - но этот социальный класс ничего не мог сделать для них. Партизаны выпустили комюнике (бюллетень Освободительной Армии №5) призывающий шахтеров прийти в горы и присоединиться к ним, так чтобы вести борьбу в лучших условиях; но это послание никогда не дошло до шахтеров, из-за отсутствия средств связи …” Неверная концепция Че Гевары о партизанской войне оказалась главным препятствием.

На очереди в Боливии стояла индустриализация. Боливия не имеет своих комбинатов для обработки руды. Она вынуждена импортировать сырой материал за границу, и в обмен покупать уже готовые продукты, такие как станки, автомобили, электротовары, компьютеры, и др. Как пишет энциклопедия “Энкарта”,

The lack of transportation facilities has prevented large-scale exploitation of wealth in the Bolivian forests, which cover more than half the country's area, mostly in the east... About 42,800 km (about 26,600 mi) of roads exist in Bolivia; only a few are hard-surfaced, and many are passable only in the dry season. In 1996 Bolivia announced plans to build a $100 million two-lane paved highway between the highland city of La Paz and the lowland tropical communities of eastern Bolivia, the country's most productive agricultural region. The project will transform a one-lane dirt road that dates back to Inca times and vastly improve the only direct link between the capital and the Amazonian lowlands. Отсуствие транспортных средств было препятствием для широкомасштабной эксплуатации богатств боливийского леса, который покрывает более чем половину площади страны, в основном на востоке... Около 42 тыс. км дорого существуют в Боливии; только половина из них имеют твердую поверхность, и множество проходимы только в сухие периоды. В 1996 г. Боливия объявила планы о постройке за 100 миллион долларов двухполосного шоссе между горным городом Ла Пас и общинами в низине на востоке Боливии, где находится самый продуктивный агрикультурный район региона. Этот проект трансформирует однополосную грунтовую дорогу которая восходит к временам Инков и существенно улучшит прямую связь между столицей и амазонскими долинами.

Следует добавить, что не только шахтеры, но и различные секции городского населения могли помочь отряду Че. Дебрей говорит, что боливийский пролетариат был в союзе с обедневшей и политически сознательной мелкой буржуазией, ремесленниками, низко-оплачиваемыми белыми воротничками, бывшими военными офицерами, учителями, студентами школ и ВУЗов, безработными.

La paz

Ла Пас

Две третих промышленного производства в Боливии происходит в городе Ла Пас; следовательно, именно в этом городе следовало искать наиболее сознательные, наиболее революционные элементы. Однако этому препятствовала не только доктрина Че Гевары, но и верхушка Коммунистической Партии Боливии, во главе с Монхе. Дебрей пишет: “Взять один пример: около 20 воинственно настроенных членов (коммунистической) партии и со своим вождем из Кочабамба решили в августе (1967), по своей инициативе, присоединиться к партизанам, о местонахождении которых они знали. Когда партийное руководство узнало об этом, член Политбюро был немедленно послан в Кочабамбу чтобы переубедить их, под угрозой общественного и формального исключения из партии.” В апреле 1967 г., Че, после его встреч с Монхе, сказал: “Коммунистическая партия - это наш враг номер один”. Сегодня, эти слова не утратили своего значения.

Будущие кадры революции выходят не столько из пролетариата, сколько из тех, кого марксисткая теория называет “демократической буржуазией”. Дебрей пишет: “партизаны все же добились своей цели, которая состояла в том, чтобы разбить барьеры воздвигнутые вокруг рабочего класса. Но они добились этого не так как они ожидали, через крестьян; крестьянство как класс были не потревожены сотрясением вызванным партизанской атакой. Они добились этого с другого, непредвиденного направления, через демократическую мелкую буржуазию городов, которые были потрясены до глубины души последствиями одиссеи Гевары … Нанкахуазю (место гибели партизанского отряда Че), через встряску национального сознания и революционных устремлений наиболее здоровых, наименее коррумпированных элементов демократической буржуазии, как гражданской так и военной, вывело рабочий класс из его изоляции и дало ему нового социального партнера”. Благодаря этому, рабочий класс получил “политическое пространство в котором он мог двигаться за узкими пределами профсоюза, платформу в университетах, газетные колонки в которых он мог выражать свои требования, и людей готовых представить их в хорошем свете перед национальным общественным мнением”. Рабочий класс + мелкая буржуазия - вот революционная комбинация в Боливии, на 1960-е годы.

Однако главный резерв для экспедиции типа той, что предпринял Че Гевара в Боливии находился не в Боливии, а в международном ревоюционном движении. Сам Дебрей - француз по национальности. Он пишет: “Количество людей, которые объявили после октября 1967 г. что, “если бы они только знали”, они бы пошли в партизанскую войну с завязанными глазами, через головы, и если потребовалось бы, вопреки приказам их партии или профсоюзных вождей, было очень велико”. Если задуматься, то костяк экспедиции Че состоял не из боливийцев, а из

Tania

Таня

международных революционных кадров. Это были Таня из Германии (см. фотографию), и несколько партизанов из Перу, и добровольцы, которых Че привез с собой из Кубы. Некоторые из этих людей были вместе с Че в Анголе. У боливийцев такого опыта не было. Апелировать нужно было не к низкоразвитому сознанию боливийского крестьянина; апелировать следовало к бунтарски настроенным молодым людям всего мира, ведь борьба шла не за Боливию, и даже не за Латинскую Америку, как то себе представлял Че; борьба шла за всю планету. Следовательно у международной революции должны быть международные кадры.

Следует сказать, что Боливия в 1966-7 гг. была не самым удачным местом в котором можно было начать международную вооруженную борьбу. Политически страна катилась назад. Это видно в переходе правительства Эстенссоро от радикальной политики 1952-6 гг. к право-центристкой 1960-4 гг.; после неудачного восстания пролетариата, вызванного недовольством политикой Эстенссоро, происходит государственный переворот; во главе страны становятся “силы порядка”; упраздняется конституция и парламент. Ситуацию в 1967 г. в Боливии Дебрей характеризует так: “массовое движение было в своей самой низкой точке по всей стране”. Рабочие организации были вынуждены уйти в подполье, или вовсе распались. Рабочие были изолированы от студентов.

Black panther

Черные Пантеры

Возможно, что более удачным местом для революционной борьбы в 1960-х были США. Борьба студентов против правительство, которое погрязло во Вьетнамской войне, привела к тому, что несколько студентов были убиты и множество ранено. Негритянские слои населения оказывали открытое вооруженное сопротивление расистскому режиму, проводили меры самоорганизации (например, Черные Пантеры, Мальком Икс). Американская армия частично вышла из подчинения командования и в ней образовывались солдатские советы (см. THE COLLAPSE OF THE ARMED FORCES, By Col. Robert D. Heinl, Jr. , Armed Forces Journal, 7 June, 1971). Солдаты, которые были ранены на войне, приобрели политическое сознание и активно боролись против войны (фильм "Born on the 4th July"). Средние классы США оказывали легальную и финансовую помощь тем, кто не следовал армейской дисциплине. Актеры давали бесплатные концерты, учителя устраивали бесплатные уроки ("teach-in"), и т.д. В общем, классовая борьба была готова перейти на вооруженную стадию, не доставало общепризнанного мирового лидера, каким мог стать Че Гевара.

Дальше: концепция "городской герильи": опыт Бразилии

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.